Социальные науки

«Герои» нашего времени: черти из Инферно

22 октября 2017 0

Окно найма Инферно, Герои 3

Окно найма Инферно 

Если вы вдруг заскучали от Нобелевских премий, проектов Илона Маска и новостей медицины, то мы возвращаемся к циклу статей об обитателях замков из культовой пошаговой стратегии Heroes of Might and Magic III, или просто «Герои 3». Ранее вы могли узнать, кто проживает в Темнице, Башне и Оплоте, а также не особо проживает в Некрополе. Настало время для третьего замка «злой» стороны. Сегодня речь пойдет про Инферно.


 

Инферно — один из самых харизматичных и внешне привлекательных замков третьей части. Красно-черная палитра, Средневековье с хтоническими рогатыми зданиями пополам, а манящий пальцем архидьявол — это вообще вишенка на торте из серы и углей. Видовым разнообразием Инферно похвастаться не может — четыре из семи существ здесь представляют модификации образа чертика, демона, беса или другого обитателя ада. Еще двое в классическом стиле взяты из мифологий, а существо седьмого уровня — своеобразный винегрет из представлений о хозяине ада – Сатане. Именно поэтому мы изменим традициям нашей рубрики и пойдем по указанному маршруту — черти-церберы-ифриты-дьяволы. Ну и, как говорится, welcome to hell.

Черти во всех вариантах

Если заглянуть в энциклопедию Героев, то мы узнаем, что Инферно — фракция, образованная демонической расой криганов, которые завоевали край Эофол и устроили там форменный ад и погибель.

Конечно, образ, как всей фракции, так и отдельных юнитов, на 90% соответствует христианскому представлению об аде. Тут вам и рога с копытами, плети, огонь, сера и испепеляющая жара. Четыре здешних обитателя: бесы, гоги, демоны и демоны бездны – практически сошли в армию Инферно со страшных средневековых гравюр, которые должны были пугать прихожан, отбивая у них желание грешить и уклоняться от церковной десятины.

Христианские черти, ведущие свою родословную от восстания Сатаны против Творца, не могут считаться абсолютно аутентичной культурной единицей. У любого народа, который принимал христианство, были свои религиозные и мифологические сюжеты, которые не могли исчезнуть из народной памяти одномоментно.

Это «смешение стилей» отлично просматривается на нашей стране — мы склонны считать себя православным, читай христианским, народом, но при этом упорно не желаем отказываться от масленицы, Ивана Купалы, веры в домовых, а иногда и леших с водяными. Такое смешение старого, народного и аутентичного с новым, христианским и общемировым породило особый образ черта, который, с одной стороны, был слугой ада, а с другой — мелким пакостником, портящим молоко или зерно, со своими слабостями и глупостями.

Главное различие бесов языческого толка и авраамического (иудейско-христианско-исламского) дьявола в том, что последний не является противником Бога в строгом смысле. Да, безусловно, он противопоставляется Творцу, и даже само слово «сатана» корнями уходит в древнееврейское обозначение противника. Как бы это абсурдно ни звучало, но монотеистический дьявол, а вместе с ним и вся его армия демонов, — продолжение Бога.

Если рассматривать сюжет, то все кажется довольно просто: был единый и всемогущий Бог-творец, он создал себе помощников в виде ангелов, часть из них восстала против отца и была низвергнута в ад. Предводитель восставших — Дьявол или Сатана. Он ненавидит все божественные творения, в том числе и людей, пытается испортить им жизнь, сеет зло, смуту, хаос и раздор. Все предельно ясно. Но иудаизм, ислам и христианство не были бы уникальными религиями, если бы их устраивало положение вещей, при котором кто-то может восстать против Бога.

В монотеизме Бог не может иметь никаких соперников — он един, всемогущ, всеведущ и всеблаг. Исходя из этого, в золотые времена богословия, в Средневековье, происходили целые диспуты и писались целые трактаты, которые тяжелой ношей легли на плечи первокурсников философских факультетов. Главная проблема в том, что Бог и его история с Сатаной говорят о том, что: либо всевышний сам создал зло, и тогда он не всеблаг, либо – что он проглядел зарождение этого зла, и он не всеведущ. Хотя можно предположить, что это и была первоначальная задумка, и Сатана не более чем орудие в божественных руках.

Из всей этой долгой истории о самостоятельности и зависимости зла в авраамических религиях можно сделать простой вывод: Сатана — это творение Бога, которое вышло из-под контроля, за что и поплатилось ссылкой в ад вместе со своими подельниками. А знаете кто еще вышел из-под контроля Бога и был сослан? Правильно, человек. Только ссылка получилась на землю, а не в ад, хотя кто знает что хуже.

Есть мнение, что история грехопадения человека и змей-искуситель — это тоже аллюзия на сатану. Такая мысль не прослеживается в иудейской традиции и чуть более заметна в христианской.

Вообще канонические книги авраамических религий не особо любят рассуждать о Сатане и его роли в истории. Возможно, тут сказывается желание избежать того противоречия, о котором говорилось выше. Но дьявол нет-нет да и снискивает популярность в народных массах. Это и понятно: гораздо легче воспринимать картины ада, горящую серу и чертей с вилами, чем рассуждения на теологические темы и проповеди о вреде пьянства. Не исключено, что именно особая яркость и выпуклость образа зла в лице Сатаны притянула к себе столько народных черт: ведь как раз на необразованных прихожан, которые не умели читать, рисованные картины ада производили наибольшее впечатление.

Так и получилось — народ взял из Библии дьявола, дополнил его своими элементами из дохристианской культуры и бережно передал в руки творцам. Те уже приукрасили и разрисовали рогатого как надо, а долгий процесс этой эволюции весьма сложного и многосоставного образа мы и наблюдаем в Инферно. Но если оторваться от рассуждений, какого беса, черта, демона или дьявола нам рисует культура?

Черт, Герои 3

Черт из экранизации Вечеров на хуторе близ Диканьки

Внешний вид чертей

Классический черт имеет облик человека, густо облепленного животными признаками — шерстью, копытами, рогами, иногда крыльями и клыками. Искушенный культуролог запросто усмотрит в образе рогато-копытного черта аллюзию на Пана, древнегреческого бога пастухов, который под звук своей флейты устраивал вместе с нимфами «трэш, угар и содомию». В античном мире ему воздавались соответствующие почести, что могло нередко пугать первых и не очень первых христиан, укореняя образ первобытного, животного зла в сознании.

Так и получилось, что христианство, пришедшее на смену прежним культам, обозначило необузданную животную страсть бога животноводства к нечистой силе, отвращающей от классических идеалов христианства: смирения, всепрощения и умеренности. Вместе с этим, анафеме предались рога и копыта как атрибуты языческих богов животноводства.

Сюда же относятся и прочие признаки хтонического вмешательства зла в божественную логику — черти могут иметь клыки, шерсть, перья или крылья, как бесы с первого уровня Инферно.

Отдельно стоит пояснить, что за название имеют стрелки Инферно со второго уровня — гоги и магоги. Сразу отсечем неуместные шутки о Грузии и скажем, что это названия народов из Ветхого и Нового заветов, которые пойдут войной на народ Израиля и будут повержены огнем с неба.

На четвертом и пятом уровнях Инферно расположились демоны и демоны бездны, которые ничем в этом смысле не примечательны — рога, копыта, плеть для стеганья провинившихся и красный цвет кожи. Единственное удовольствие, в котором я не могу себе отказать, — это этимология самого слова. Наш демон возник от древнегреческого δαίμων — даймон, который обозначал дух, божество и даже внутренний голос человека. И, заметьте, без негативных коннотаций.

цербер, герои 3

Греческий вариант цербера, Pixabay.com

Ифриты и церберы

Как видно, пять из семи существ Инферно имеют генетическую однородность и были вылеплены из сложного замеса иудаизма, христианства, народных верований, Данте и еще черт знает кого. Однако есть два существа, которые отклоняются от генеральной линии партии.

Адские гончие и их апгрейд — церберы, они расположились на третьем уровне и имеют весьма устрашающий вид. Здесь не обошлось без Греции: цербер в античной мифологии — порождение Тифона и Ехидны, злобный трехголовый пес, охраняющий врата в царство Аида. Налицо классический набор атрибутов: искаженный мутант, порождение Титанов, хтоническая сущность, заточенная под землей. Все как по нотам. Разве что стоит добавить, что Цербера в бою победил славный Геракл, выполнив тем самым двенадцатый подвиг.

Ифрит, герои 3

Ифрит в представлении художника Trickster Avariya

Ифриты, как и джинны из Башни, пришли к нам из восточной мифологии. Там они существовали и в доисламские времена, но, в отличие от джиннов, ифриты изначально были злобными духами, которые состоят из огня, умеют колдовать и портят жизнь человеку. Также есть вариант разделения ифритов и джиннов по сословному признаку: ифриты просто более высокая ипостась джиннов, а следовательно, более могущественная и коварная. Однако для Героев такая классификация не годится — и джинны, и ифриты являются существами шестого уровня, сильно друг друга ненавидят и больно бьют. Существует еще одно поверье, что ифриты приходят к убитым людям, и что из каждой капли невинной крови получается один ифрит. Так или иначе, ифриты — элемент восточной доисламской мифологии, который вписался в ислам вполне ожидаемо — в качестве демона.

Вот такая странная и своеобразная прогулка по аду получилась у нас с тобой, уважаемый читатель. «Герои 3» живут, на наш век замков и существ еще хватит, а значит ждем вас в следующей части нашего смотра героических армий. До скорого!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться