Интервью

Борис Юшенков — спикер локации «Урбанистика»

10 октября 2017 0

Борис Юшенков. Фото: Александр Палаев

Борис Юшенков. Фото: Александр Палаев 

Мы поговорили со спикером локации “Урбанистика” Борисом Юшенковым, участником сети Центров Прикладной Урбанистики о том, что такое социальная урбанистика.

— Борис, здравствуйте! Представьтесь, пожалуйста, и расскажите немного о себе, чем занимаетесь. 

— Я закончил Политех в 1992 году по специальности физик-ядерщик. Потом случилась перестройка, последующий развал. И после 4 лет работы на кафедре мне пришлось идти в коммерческую недвижимость. Девять лет я руководил компанией Colliers International. Потом мне всё это дико надоело, я уехал в Индию, а когда вернулся обратно, перешёл на фриланс. И вот уже лет 15 мне интересно, как развивается город: почему что-то происходит именно так, почему у нас все криво, а в условной Барселоне все хорошо? Началось все это с довольно наивных публикаций в «Деловом Петербурге», «Эксперте», «Ведомостях». Как оказалось, в городе не один я такой был желающий, наберется человек 100 тех, которым искренне не все равно, и они в разных форматах это дело обсуждали, но никогда не уходили дальше дискуссий. Спрашивая у себя и друг друга, а почему наш город развивается не совсем так, как хотелось бы, выяснилось, что главное отличие постсоветских городов состоит в том, что мы не вовлекаем городские сообщества в диалог. И этот самый диалог, который напрочь отсутствует, мы и пытаемся построить. Поэтому мы и занимаемся социальной урбанистикой, т.е. изучаем не скамейки, дороги и фонари, а социальный и смысловой слои города и пытаемся найти или создать городские субъекты и включить их в диалог. Да, это небыстрое занятие, но другого пути для развития города нет.

— А Санкт-Петербург как кейс для теоретических и практических приложений такого подхода интересен? 

—Питер и хорош, и плох. Хорош тем, что это, конечно, «окно в Европу», мы легко можем съездить в ту же Финляндию, посмотреть, как должен выглядеть город. К нам многие приезжают со всей России, поэтому Петербург имеет очень большой потенциал для рывка вперед. Но минус Питера в том, что ему как-то сурово не везет с начальниками. Наша власть в этом смысле самая закостеневшая. Мне даже сложно назвать другой город в России, где мэр или губернатор был бы настолько далёк от мыслей о том, как сделать город лучше. То есть получается, город хороший, потенциал высокий, жители умницы, а стучишься в кабинеты и не слышишь никакого ответа вообще.

— Как вы относитесь к тому, что в последнее время чувствуется интерес к сфере городских исследований в широком научно-популярном сегменте? 

— Надо понимать, что такое городские исследования. Мы ими действительно занимаемся, и, может быть, больше, чем кто-либо другой. Потому что перед каждым созданием очередного соседского или активистского ядра городского сообщества мы проводим глубочайшее исследование всего. И когда мне говорят «городские исследования», я немного напрягаюсь. Не потому, что многие этим тоже занимаются, а потому, что главный вопрос «Зачем?» Ведь все эти «Стрелки» и прочие делают то, что, конечно, очень приятно почитать и посмотреть на Youtube. Но зачем? Кто результат этого исследования принимает к исполнению или хотя бы посмотрит на него? Напоминает стрельбу из пушки по воробьям. И это глубочайший вопрос, который лично у меня пока остается не отвеченным. А так, да, городские исследования – это хорошо.

— О чём будет ваше выступление на PopUp Science? 

— Ровно об этом я и хочу рассказать. Что город – это не только здания, дороги, площади, общественные пространства, коворкинги и прочие креативные штуки. Это те, кто во всём этом живет и этим пользуется. Если говорить упрощенно, мы понимаем город как три слоя. Первый – физический, потом идут сообщества, каждое со своей мотивацией, предысторией. В их взаимодействии и должен рождаться город. Но, к сожалению, сейчас в постсоветских городах только 15-20% населения вовлечены в работу этих сообществ, а остальные 80% – это городские пассажиры, придерживающиеся принципа «моя хата с краю, ничего не знаю». Для сравнения, в Дании 1 житель, в среднем, участвует в жизни 7 сообществ. И есть еще один слой — это смыслы, культурные коды, идентичность. То, что «зашито» в легендах, историях, людях, их личном восприятии чувства малой Родины. Несмотря на то что люди об этих моментах даже не задумываются, именно с понимания идентичности и нужно начинать писать городские стратегии на 50 лет. Почему сейчас эти документы выглядят как под копирку? Потому что никто не копнул поглубже, чтобы посмотреть, а чем этот город силен, какие у него уникальные особенности, чем он может привлечь и опередить конкурентов. Идентичность ищется вместе с теми субъектами, которые в городе живут, ее нельзя просто так выдумать. Это очень интересный и важный процесс, но 99,9% жителей даже не подозревают о нем.

— Почему этот процесс так важен сейчас? 

— Он лежит в основе всего, в том числе в основе конкурентного преимущества города. А ведь конкурентная борьба городов — это самое главное, что будет происходить в XXI веке. Да уже происходит, в принципе. Очень не хочется, чтобы через 50 лет наш город стал «городом третьего мира» или «колониальным городом». Потому что городская среда создается той самой идентичностью, которая прочитывается и осознается. Когда все субъекты в этот процесс вовлечены — город меняется. Если этого не будет, то найдутся сотня или тысяча городов, где будет лучше, чем у нас. А поскольку барьеры падают каждый день, то все больше и больше самых активных людей будут уезжать из Питера. Пока мы еще привлекаем людей со всего постсоветского пространства, но наступит день, когда этот поток иссякнет. А для этого уже сейчас надо потихоньку мозги менять. Вот об этом я и хочу рассказать на своей лекции.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться