Технические науки

Полумесяц рвется в небо: как ближневосточные страны осваивают космос

10 ноября 2017 0

Космос, арабский мир

SpaceShipOne — первый частный летательный аппарат для полетов выше 100 км, создaн Virgin Group  

Богатые нефтью и прочими природными дарами страны Ближнего Востока, и в частности Персидского залива, имеют в обывательском мышлении четкий ряд стереотипов. Шейхи, спорткары, небоскребы, золотые АК-47 (или это не из той оперы?), яхты, Бурдж-Халифа и ЧМ-2022: жизнь в каком-нибудь ОАЭ или Катаре представляется сжиганием денег напополам с забегами на личных «ягуарах», которые не всегда автомобили. Но пока мы, сидя на своей сибирской нефти, только мечтаем о золотых кофейниках на серебряных подносах, арабский мир уже давно прорывается в мир высоких технологий. И одна из сфер этого прорыва — космос.

Что было раньше?

В те времена, когда СССР и США уже подготовили материальную базу, обучили специалистов и прочими способами приготовились к полетам в космос, большинство арабских государств только осознавали свое место на международной арене и думали, скорее, о земле, чем о небе.

В 1957 году, когда «Спутник-1» сделал свой первый виток вокруг планеты, на арабском полуострове существовали только Саудовская Аравия и Йемен, а все привычные нам luxury-страны были не такими уж и luxury, да еще и под британским контролем.

Британия владела этим землями еще с 20-х годов XIX века. И в этом был конкретный геополитический смысл: обладая проливами, ты управляешь торговлей. Ближайший крупный игрок, Османская Порта, к тому времени уже мало что могла противопоставить могучей Британской империи, а после Первой мировой войны она так вообще сжалась до размеров нынешнего национального турецкого государства, и британцы стали владеть регионом безраздельно.

То ли памятуя о печальном опыте своих американских колоний, то ли из-за простого нежелания прикладывать усилия, метрополия мало вкладывала в развитие своих арабских (равно как и азиатских с африканскими) территорий, и на юге Аравийского полуострова сохранилась практически аутентичная культура и политическая система. Говоря «аутентичная», мы подразумеваем в том числе и архаичная. Конечно, не стоит смотреть со своей западной колокольни и рассуждать об отсталости тогдашних арабских государств. Но даже трезво взглянув на ситуацию, можно сказать: с тем положением дел, которое было у стран Персидского залива после обретения независимости, в космос не полетишь.

Независимость ОАЭ, Катар и Бахрейн приобрели после 1971 года, что очень удачно совпало со скачком мировых цен на нефть. Именно углеводороды позволили небольшим арабским странам совершить прыжок из колониального прошлого в благополучное настоящее, с небоскребами, спорткарами и безусловным доходом для граждан.

Дубай, космос

Дубай, ОАЭ

Саудовская Аравия: от независимости — к первому астронавту

Особняком стоит крупнейшее государство региона — Саудовская Аравия. Ей не пришлось мириться с британским владычеством, а значит не пришлось и обретать независимость. Нынешняя государствообразующая династия — Сауды — в тяжкой борьбе с Османской империей и другими династиями отвоевала свое право на владычество центральной частью полуострова, а в 1932 году из королевств Неджд и Хиджаз Сауды собрали Саудовскую Аравию. Экономика страны практически сразу села на нефтяную иглу, благодаря разведке крупных месторождений, открытых в 1938 году. Разведка нефти, правда, началась только после Второй мировой войны, но, тем не менее, вектор развития государства был задан.

Даже при своих нефтяных запасах и весьма умелом распределении средств, арабские страны не тянули собственные космические программы, не говоря уже о целесообразности этих полетов.

Первое знакомство арабского мира с космосом произошло в 1985 году, когда по программе «Спейс Шаттл» совершил свой полет сын саудовского короля Салмана бин Абдель Азиза — Султан ибн Салман аль Сауд. Конечно, полет он совершил не один, а в компании пяти американцев и одного француза, но для своей страны он стал символом первого шага арабского мира в космос.
Султан ибн Салман аль Сауд

Султан ибн Салман аль Сауд

Полет арабского принца на американском «Шаттле» стал, скорее, важной точкой в истории, нежели существенным прорывом, который повел бы к технологическому развитию. Саудовская Аравия, как и другие экспортеры нефти из Персидского залива, не стали вкладываться в собственные космические программы и даже не попытались запустить кого-нибудь еще в космос, привычный уклад жизни в стиле «продал нефть — инвестировал в экономику» для них оставался приоритетным. Но всему приходит конец.

Арабский тренд

Трудно сказать, с чем связана внезапная активизация некоторых арабских стран по части высоких технологий. Вполне возможно, что мы достигли той точки развития общества, где наука и технологии стали не только признанными атрибутами жизни, мол, никуда от них не денешься, но и своеобразной модой. Причин тому может быть много: Илон Маск и Ричард Брэнсон, Apple, 3d печать, нейросети, биткоины, электромобили — все это породило некий контекст, который диктует нам: что — круто, а что — не очень. Если 250 лет назад минимумом для культурного человека были греческий, латынь, музыка и живопись, то теперь надо знать, что делают Tesla и что такое дополненная реальность. Соответственно, если человеку нужно знать об этом, то каждой крутой стране нужно как-то в этом поучаствовать.

Есть более прагматичные версии. Например, обновление кадров в руководстве арабских стран. Само по себе обновление к сдвигам не ведет, но с новыми людьми приходит и новое понимание будущего страны. Ведь нефть хороша тогда, когда она есть. А раз нефть может закончиться, то почему бы не инвестировать часть средств во что-нибудь высокотехнологичное? В тот же космос.

Ну и, конечно, у космоса есть сугубо практическое применение. Погода, связь, геолокация, военные нужды — все это удовлетворяется спутниками. А иметь свой собственный, вместо того чтобы арендовать у соседа за большие деньги, несколько более надежней.

Две главные державы Аравийского полуострова, претендующие на звание космических, — ОАЭ и Саудовская Аравия (помимо них, есть еще спутник у Катара).

ОАЭ решили сразу замахнуться на святой грааль мировой космонавтики и создать собственный отряд космонавтов. Пилотируемые полеты вообще идеологически выгодней: космонавта можно привести в школу, показать по национальному телевидению, напечатать на марках и монетах, переименовать в честь него проспект. А спутник — он и есть спутник, при том что практическое значение у них в разы выше. Здесь включается очень человеческое желание все примерять на себя, ведь каждый мальчишка представлял себя хоть раз ступающим на поверхность неизведанной планеты или выходящим в открытый космос.

Эмираты собираются создать свою космическую программу и на ее базе — отряд космонавтов, не с нуля и не в чистом поле. В этом им поможет наш «Роскосмос»: соответствующее соглашение было подписано в сентябре, на конгрессе в Аделаиде. Выступавший от российской стороны директор по пилотируемым программам «Роскосмоса» Сергей Крикалев пояснил, что дело не только в отряде космонавтов, «Роскосмос» поможет Эмиратам во всестороннем техническом развитии, постройке спутников и запуске миссий.

Чуть раньше, в феврале 2017, в космической летописи ОАЭ появилась очень важная страница — первый собственный спутник. Nayif-1 относится к категории наноспутников и, скорее, представляет из себя пробу пера для студентов из ОАЭ. Так или иначе, он успешно выведен на орбиту силами Индийского космического агентства, передает сигналы и на жизнь не жалуется, так что подход засчитан.
Nayif 1

Спутник Nayif-1

И, прежде чем перейти к Саудовской Аравии, нужно упомянуть о том, что Эмираты еще и собираются запустить первый в мире арабский зонд к Марсу.

Саудовская Аравия более искушена в запусках спутников — с 2013 года их уже три, — и не особо интересуется вопросами космических программ. Но у них есть своя «фишка».

Есть такая компания Virgin Group. В нее входят много структурных подразделений, а владеет всем этим большой оригинал и просто мультимиллиардер Ричард Брэнсон. Публике космической Virgin Group известна в первую очередь по Virgin Galactic — программе суборбитальных туристических полетов на подобии огромных самолетов. С помощью этих самолетов Брэнсон планирует поставить космический туризм на конвейер и запускать туристов чуть ли не ежедневно. Есть даже первые испытательные полеты и первые же крушения, а это гораздо больше, чем у какой-либо другой космотуристической компании.

Саудовская Аравия решила не мелочиться и вложить сразу миллиард долларов в программу Брэнсона. Владелец Virgin Group в ответ планирует вложиться в курортную зону на Красном море. А еще параллельно саудиты решили создать в пустыне полностью инновационный город Neom с нуля.

Конечно, арабский след в мировой космонавтике пока еще минимален и теряется на фоне японского, индийского или европейского, не говоря о гигантах (США, Россия и Китай). Но начало положено — одни из богатейших стран планеты всерьез задумываются о вкладе в дело освоения космоса, и что самое главное — им есть что вложить.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться