Социальные науки

Человек человеку волк, а зомби зомби зомби

14 сентября 2017 0

зомби

Источник: pixabay.com

Зомби — одни из самых популярных персонажей массовой культуры. Однако они являются ещё и интересной метафорой, которую режиссёры используют для социальной критики.


Возникновение зомби

Истории о зомби попали в западную культуру через рассказы о вудуистских практиках жителей островов Карибского бассейна. Одним из основных источников этих историй для широкой аудитории стала книга 1929 года «Остров магии», хотя истории о зомби начали ходить до её появления. Книга была написана известным репортёром газеты The New York Times Уильямом Сибруком, и одна из глав была посвящена магии вуду и практике зомбирования. Она спровоцировала резкий всплеск интереса к зомби в США, и уже в 1932 году на экраны вышел первый фильм на эту тему под названием «Белый зомби», рассказывающий о колдуне, подчиняющем людей своей власти.

До того, как в 1968 году Джордж Ромеро выпустил фильм «Расцвет живых мертвецов», зомби так и оставались живыми жертвами, подчинёнными власти мага-вуду. Ромеро переосмыслил концепцию зомби, превратив их в восставших по непонятной причине мертвецов. С тех пор под зомби стали понимать в первую очередь живых мертвецов. Ромеро же стал главным законодателем жанра. При этом, являясь независимым режиссёром, он вкладывал в каждый свой фильм политический подтекст, поднимая проблемы ксенофобии, классизма, феминизма, консьюмеризма и т.д.

К началу XXI века жанр зомби, перенасыщенный дешёвыми подражаниями, снятыми на волне популярности фильмов Ромеро, начал угасать. Однако в начале нового века начался настоящий зомби-ренессанс. Живые мертвецы перебрались в книги, комиксы, компьютерные игры, сериалы и научные работы.

Что символизировали зомби в разное время

Зомби с самого своего появления в культуре представляли собой метафору того, что люди боялись. Так, в гаитянской культуре, где их обнаружили европейцы, зомби отражали страх местных жителей перед колониализмом и рабством. Не случайно зомби были подконтрольными марионетками, которых породили колдуны, обладавшие тайным знанием.

Ромеро, как уже было сказано, превратил их в метафору для расизма, консьюмеризма и пр. Люди в его фильмах обычно репрезентуют привилегированные группы, тогда как зомби — это те, кто лишены привилегий, но хотят обрести их. Например, в одном из его фильмов люди запираются в магазине и потребляют имеющиеся в нём в изобилии продукты, в то время как голодные зомби вынуждены наблюдать за этим снаружи.

зомби, знак

Источник: pixabay.com

В начале 2000-х годов, когда начался новый всплеск интереса к жанру, зомби стали служить для выражения страха перед корпорациями и правительствами. В это время ходячие мертвецы чаще всего появляются именно в результате их деятельности и оказываются им подконтрольны. Достаточно вспомнить самую известную франшизу этого времени — «Обитель зла», где зомби были созданы корпорацией Umbrella, чтобы её руководители могли очистить землю от лишних людей и установить собственную власть над всем миром.

В 2010-х годах зомби, напротив, начали служить для преодоления страха перед стигматизированными группами. В это время появляются фильмы и сериалы, в которых повествование ведётся от лица зомби. Характерно, что в таких картинах зомби-апокалипсис не был завершён, зомби в каком-то смысле потерпели поражение, и некоторые из них ищут способы сосуществования с живыми.

Люди и зомби: Свои и Чужие

Зомби оказались весьма гибкой метафорой, охватывающей очень широкий круг людей и явлений. Такой широкий, что зомби может стать каждый. Любой человек может стать зомби или же, напротив, так называемым выжившим. Для этого не надо обладать какими-то особенными качествами, не надо быть ни супергероем, ни «маленьким человеком». Благодаря этому факту, зритель легко идентифицирует себя с героями произведений о зомби, что, возможно, также сказывается на популярности жанра.

При этом мало кто хотел бы идентифицировать себя с зомби. Это в принципе практически невозможно, потому что зомби не имеют индивидуальности, которая есть у каждого из нас. Живые мертвецы представляют собой враждебную, но при этом однородную, серую и безликую массу. Они, за некоторыми исключениями, никак не персонифицированы. Достаточно легко провести параллель между безликой толпой зомби и обезличенным индустриальным урбанизированным сообществом. Зомби в том числе служат метафорой для офисных работников, эксплуатируемых корпорациями и заполняющих города.

Они отображают страх перед этой толпой отчуждённых друг от друга людей и страх быть ею поглощёнными. Это та толпа, частью которой мы не хотим становиться. Однако, будучи городскими жителями и корпоративными работниками, мы в то же время неизбежно являемся частью этой человеческой массы. Поскольку же зомби представляют собой тех (или, скорее, всех), кто постоянно нас окружает, но от кого мы оказываемся отчуждены, с кем не хотим идентифицироваться, то можно трактовать зомби как метафору Другого, того, кем мы не являемся, кто отличается от нас, кто для нас не Свой.

Противоречие, состоящее в том, что мы не хотим отождествляться с тем, частью чего являемся, способствует вышеупомянутой открытости жанра зомби, и, естественно, это было отражено в самих жанровых произведениях. Так, в сериале «Ходячие мертвецы» в какой-то момент выясняется, что зомби не заражают живых. Живые уже изначально заражены и неизбежно станут зомби после смерти. Кроме того, в сериале есть сюжетная арка, в которой одна из групп выживших существует за счёт того, что занимается тем, чем занимаются зомби: поедает других выживших. Также там есть множество эпизодов, в которых живые мимикрируют под мёртвых, чтобы остаться в живых. То есть герои становятся похожими на Других, чтобы оставаться собой. Однако это сохранение самотождественности иногда приводит к стиранию грани между собой и Другим.

зомби, ходячие мертвецы

Источник: pixabay.com

В сериифильмов «Обитель зла» главная героиня оказывается единственной, кто выживает на всём протяжении франшизы. Однако её выживание и отделённость от однородной толпы Других обеспечивается её собственным, всё усиливающимся по мере развития сюжета,отличием от других выживших. Само же это отличие в свою очередь порождено её «причастностью» к миру зомби. Она является носителем вируса, который реанимирует мертвецов и заставляет их желать плоти живых, но она единственная, кто смог подчинить вирус себе, не претерпев физических изменений.

Эта её двойственность дополняется её двусмысленным отношением к корпорации, создавшей вирус (а страх перед корпорациями является лейтмотивом «Обители зла»). С одной стороны, она принадлежит к корпорации как сотрудница (она работала в службе охраны), но с другой – она двойной агент и работает там именно для того, чтобы навредить компании. В данном случае поддержание тождества самой себе также состоит в постоянной амбивалентности положения героини, которая оказывается одновременно и тождественна и нетождественна Своим и Чужим.

Освоение Чужого

Такое амбивалентное положение героев произведений про живых мертвецов между зомби и выжившими характерно в основном для 2000-х годов. До этого зомби и выжившие были чётко разделены, а происходящее было доступно зрителю исключительно с одной точки зрения – точки зрения живых. В последние годы было создано довольно много произведений, где делается попытка «нормализации» зомби, то есть возвращения их к человеческому состоянию, либо даже признания их состояния нормальным. К последнему варианту ближе всего подходили «Я – легенда» и «Гордость, предубеждение и зомби», где некоторые зомби становились отчасти разумными. Однако полноценного осуществления такого сценария пока что не происходило.

Первый вариант наиболее полно осуществлён в фильме «Тепло наших тел» и сериале «Во плоти». Сюда же можно отнести французский сериал «На зов скорби», хотя живых мертвецов в нём нельзя назвать зомби в полном смысле этого слова, поскольку они не являются ожившими разлагающимися телами, но, скорее, больше похожи на материальные призраки. Что характерно, во всех трёх вариантах повествование ведётся с точки зрения оживших мертвецов. Также важно то, что во всех случаях «нормализации» зомби ходячие мертвецы начинают обретать язык, которым не обладают зомби во всех других картинах.

зомби

Источник: pixabay.com

При этом «Во плоти» и «Тепло наших тел» представляют разные модели «нормализации». «Тепло наших тел» продолжает метафорическую линию зомби как метафоры страха перед корпорациями, характерную для современных ему произведений. «Нормализация» зомби происходит за счёт обнаружения в них человеческого, а именно – чувства любви и снятия противоречия между Своими и Чужими через превращение Чужих в Своих. То есть через снятие различий, благодаря обнаруженному внутреннему сходству. В «Во плоти» намеренно заложен новый социально-политический смысл зомби как метафоры для маргинализованных групп людей, отличающихся ото всех остальных: ЛГБТ, люди с особенностями развития, национальные меньшинства,иммигранты,люди, больные различными стигматизированными заболеваниями, начиная от СПИДА и заканчивая депрессией. «Нормализация» здесь происходит, напротив, за счёт признания отличий, способности услышать и понять Чужого, увидеть в нём Своего и смириться с тем, что вас отличает.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться