Социальные науки

Вести из частного космоса

29 августа 2017 0

Старт ракеты компании SpaceX

SpaceX / Unsplash.com 

«Money talks, bullshit walks» – американская пословица

Буйно цветущие стартапы, начиная от доставки бритвенных лезвий и до электромобилей, показывают нам, что заработать сейчас можно практически на всем. Сферы, которые были для человечества реализацией прибавочного продукта, — наука, искусство, спорт — уже давно стали источником прибыли. Не обошла такая судьба и космонавтику. Что предлагает космос, чего предложить не может, и кто в нем зарабатывает — в нашем сегодняшнем материале.


 

Структура частного космоса

В самом начале космической гонки, балом правили две страны — СССР и США. Если отбросить культуру, идеологию и языки, то коренное различие между ними заключалось в экономической модели. США был и остается оплотом капитализма, цитаделью рыночной экономики и прочими страшными словами. СССР же был первой и главной плановой экономикой мира. Суть конфликта в том, кому принадлежат средства производства: у капиталистов – это частные лица, граждане. Они определяли сколько, как и что производить, как потом это продавать и за какую цену. В плановой экономике все тяготы планирования на себя брало государство. И это не могло не отпечататься на космонавтике.

Понятие «частный космос» в значении «сегмент бизнеса, который зарабатывает на космических проектах», справедлив только для России. В США весь космос, так или иначе, частный. Крупные компании Boeing, Lockheed Martin, General Dynamics находятся в частных руках, но подавляющее большинство заказов поступает от правительства США. Но тут надо понимать, что, в отличие от наших РКК «Энергия» и НПЦ им. Хруничева, они возникли как частная инициатива отдельных бизнесменов. Тот же Boeing не ограничивается производством космических аппаратов, его основная деятельность — самолёты.

Этих гигантов рынка, которые живут за счет заказов Министерства обороны США и НАСА, принято отделять от понятия «частный космос». С этим словосочетанием произошла забавная метаморфоза — частным в космосе стал не тот, у кого средства производства в частных руках, а тот, кто работает на массовый рынок.

Второй ступенью, после крупных компаний-государственников, являются частные компании, но не завязанные на госзаказе. Здесь расположились такие организации, как Virgin Galactic, Deep Space Industries, Blue Origin, SpaceX и другие. Однако со SpaceX не все так просто. Компания Илона Маска действительно начиналась как стартап по постройке ракет и частная инициатива. Но вскоре SpaceX выиграли ряд выгодных тендеров от НАСА, «прокачались», расширились и уже ничем не уступают по объемам космическим бизнесменам из первой когорты.

Третий слой частного космоса — это маленькие компании-стартапы, которые еще находятся в поисках инвесторов, и либо не вышли на рынок, либо вышли ограниченно. В основном они производят спутники, причем малой размерности. Много среди таких компаний энтузиастов из числа ученых. Примеры подобных стартапов: Rocketlab, SkyBox, Planet Labs.

Так обстоят дела в США. В России все значительно меньше и хуже.

Подавляющее большинство космических проектов в нашей стране выполняют крупные государственные компании, созданные еще в советские времена. Эти корпорации на слуху: РКК «Энергия», НПЦ им. Хруничева и Роскосмос наверху всей пирамиды. Такой способ управления космонавтикой берет своё начало в Советском Союзе и в той экономике, о которой мы говорили в первом абзаце. Вполне возможно, что отказ от приватизации этих компаний в 90-е сохранил нашу космонавтику хоть в каком-то виде. Но отсутствие частной инициативы, вроде тех компаний, которые в США занимают вторую ступень, не позволяют нам «догнать и перегнать Америку». Говоря проще, ни российского SpaceX, ни российского Илона Маска у нас нет.

Но в России есть частные космические компании. Более того, есть и частные спутники, летающие по частным орбитам.

DX1 - спутник компании Dauria aerospace, dauria.ru

DX1 – спутник компании Dauria aerospace, dauria.ru

Самые успешные — «Dauria aerospace» и «Спутникс», которые занимаются разработкой и запуском на орбиту спутников, в основном для съемки поверхности Земли. Но обо всем по порядку.

Возможности и желания в частном космосе

Одна из главных проблем в частном секторе космического бизнеса — расхождение между идеями бизнесменов-энтузиастов и реальным запросом потребителя.

Есть такая компания — Planetary Resources. Из названия можно понять, что их главная цель — организовать добычу полезных ископаемых в космосе. В частности, с астероидов, которые носят в себе разные приятные человеку ценности. Об этих ценностях мы писали в нашей статье.

Так, Planetary Resources решили начать с малого — создать спутник-телескоп, который смог бы наблюдать подходящие астероиды. Вполне логично: прежде чем добыть что-то, нужно обнаружить это. Но вскоре они перешли к отрасли, реально приносящей деньги — спутникам, которые снимают поверхность Земли. А планетарную добычу оставили на потом.

Менее радикально, но по схожему сценарию развивалась знаменитая SpaceX Илона Маска. В основе всего предприятия лежала идея о доступных космических полетах и колонизации Марса. Точнее, под этим подразумевались доступные космические полеты. Чтобы сделать космический полет доступным, подумал Маск, нужно сделать все многоразовым — и корабли, и ракеты-носители. И многоразовость — мечта сугубо господина Маска. Основной заказчик SpaceX — НАСА — был готов платить суммы с шестью нулями не за многоразовые ракеты, а за вполне конкретный результат — доставку грузов на МКС. А Маск решил подойти к вопросу по-своему, и теперь запускает ракеты десятками, по многу раз и ловит отлетевшие ступени в океане специальной платформой. В отличие от Planetary Resources, ему не пришлось отвергать свою основную идею во славу интересов заказчика и удалось адаптировать свой продукт.

Рядом с Planetary Resources можно поставить Deep Space Industries, которые изначально планировали заняться добычей полезных ископаемых в космосе. Но затем произошли перестановки, смена курса, инвестиции на новые проекты, и сейчас одна из главных разработок Deep Space — спутники для криптовалюты биткоин.

Здесь хотелось бы сделать лирическое отступление. Как у нас, так и в США, космос всегда был символом чего-то возвышенного, покорения непокоряемого, преодоления человеческих возможностей. Если говорить про СССР, то для советских граждан, еще недавно переживших тяжелейшую войну, в которой пришлось кровью и потом добывать право на жизнь, космические полеты стали чем-то невообразимым и в то же время реальным. Спутник, Белка со Стрелкой, Юрий Гагарин и Герман Титов — всюду советская наука шла с триумфом и всюду добывала славу нашей стране. Из-за этого, вполне справедливо, каждый мальчишка мечтал стать космонавтом, а каждый космонавт получал награду Героя СССР.

Для граждан Соединенных Штатов, которые очень трепетно относятся к достижениям своей страны, космическая гонка стала еще одним вызовом, шансом показать, что Америка — номер один. Это хорошо показано в книге канадского астронавта Криса Хэдфилда, который начал свое повествование с воспоминания об «Аполло-11», за приземлением которого они смотрели по телевизору всей семьей. В тот вечер 1969 года в его голове зародилась мысль – во что бы то ни стало пробиться в астронавты. Именно она привела его в 1993 году на орбиту в первый раз, и еще два раза потом. Лунная миссия воспринималась американцами как праздник, а астронавты — как герои, и вокруг темы космоса сложилась точно такая же героическая риторика, как и у нас.

С приходом в космос крупных капиталов произошло столкновение двух интересов. С одной стороны, есть энтузиасты, которые говорят о полетах к звездам, добыче ископаемых с астероидов и колонизации космоса, а с другой стороны, есть инвесторы, которые отвечают первым: «Да, конечно, светлые идеи — это хорошо, но как я буду вкладывать в них деньги, не понимая, откуда возьмется прибыль? Деньги должны работать, а меценатство в таких объемах — уж извините». И приходится энтузиастам переделывать собственные планы, создавать вполне осязаемые проекты и разве что только мечтать о «глубоком» космосе.

Отдельно хотелось бы отметить, что на фоне таких частников Илон Маск выделяется как раз тем, что он весьма эффективно сотрудничает с крупным заказчиком — НАСА, но при этом успешно делает свое дело, шаг за шагом двигаясь к колонизации Марса.

Космический корабль Прогресс

NASA images / Bigstockphoto.com

На чем в космосе делают деньги?

Представьте, вы посмотрели «Игру престолов» на НВО по своему кабельному телевизору, вызвали Uber, чтобы поехать на встречу с девушкой или парнем, с которыми познакомились в Tinder. На первый взгляд, простая, даже тривиальная последовательность действий. Но вы трижды проспонсировали мировую космонавтику. Точнее сказать, трижды проспонсировали космический бизнес. Полет на Марс это не приблизит, но факт остается фактом.

К 2015 году в космосе вращалось около 320 млрд долларов. Из них 75% — частные инвестиции. Весь объем средств можно разделить на три большие группы.

Первый, и самый крупный кусок, — это клиентские услуги. Примерно 60% мировой космической экономики происходит из спутникового ТВ, различных приложений, использующих карты Земли и прочей информации, нужной для функционирования земного IT. Самый плодоносный сегмент здесь — это телекоммуникации, которые позволяют землянам наслаждаться любимыми сериалами и прямыми трансляциями матчей NFL. Таким образом, компании совершенно не обязательно иметь свои спутники — это просто невыгодно. В основном они либо арендуют то, что уже запущено, либо покупают информацию, которая им необходима. Так что и ТВ, и Uber, и даже Tinder — все это обогащает космос в первую очередь.

Второй кластер — разработка, производство и запуск ракет, спутников и космических кораблей. Здесь уютно расположился SpaceX, рядом с ним Aerojet, Orbital ATK, ILS и другие крупные производители. Такие компании могут выполнять работу «под ключ», как SpaceX, а могут производить ракеты по частям. Несмотря на то что на их работу тратится гораздо больше сил и технологий, за ними держится почти в два раза меньше, чем за первыми — около 30%.

Третий кусок «космического пирога» — различные провайдерские услуги. Сюда входит и предоставление информации, и связь со спутниками, и фотографирование Земли. Хотя без этого функционирование самой крупной части рынка невозможно, от общей суммы такие компании, как Iridium, ORBCOMM и DigitalGlobe, составляют не очень много — около 10%.

Пока мировой космобизнес выглядит так: на 75% он частный, из них на 60% он завязан на различных клиентских сервисах.

Что нам хотел бы предложить частный космос?

У бизнесменов, из числа тех, кто вложился в космос, есть ряд оригинальных сфер, еще не освоенных человеком и капитализмом.

Одна из интересных отраслей — космический туризм. На сегодняшний день МКС посетили 7 туристов (американский миллиардер Чарльз Симони сделал это дважды), но это, скорее, роскошь, чем средство передвижения. Единственный пилотируемый корабль для полетов к МКС сейчас — «Союз», который может брать на борт только трех человек. Из-за этого стоимость запуска крайне высока и колеблется в районе 20 млн долларов. Хотя попасть в космические туристы есть много желающих, и, более того, они готовы платить деньги, рентабельность каждого отдельного туристического полета остается под вопросом. Богач будет неизбежно занимать место профессионала, помощь которого будет нужна на орбите. Так что для превращения космического туризма в отрасль, нам нужны технологические перестановки.

SpaceShipTwo - космический корабль компании Virgin Galactic

SpaceShipTwo – космический корабль компании Virgin Galactic, Wikimedia

В основном идеи о космическом туризме строятся вокруг суборбитального полёта. Virgin Galactic Ричарда Брэнсона предлагает суборбитальный полет в корабле SpaceShipTwo, который предполагается разгонять гигантским самолетом WhiteKnightTwo, а затем отстыковывать на высоте 16 км. Будущим космическим туристам предлагается 2,5 часа полета, из них 6 минут — в невесомости. И все это за какие-то 250.000 долларов США! На данный момент в очередь встали 450 человек.

Гостиничный магнат Роберт Бигелоу создал аэрокосмическую компанию своего имени — Bigelow Aerospace. В его планы входит создание и развитие сети орбитальных гостиниц — надувных модулей, которые будут разворачиваться на орбите и служить пристанищем для космических туристов.

В России флагман космического туризма — ООО «Космокурс», во главе с Павлом Пушкиным. Их идея сходна с Blue Origin Джефа Безоса — суборбитальный туристический полет на ракете по баллистической траектории с отделением капсулы в верхней точке. «Космокурс» планирует первые запуски в 2021 году и предпочитает не разглашать своих подрядчиков.

Из всех невероятных проектов частного космоса, туризм — наиболее вероятный. Пока приходится констатировать, что экономический интерес человечества ограничивается суборбитальными полетами и запуском искусственных спутников Земли.

Но ресурсы планеты истощаются, в то время как население растет. И если мы ничего не поменяем на планете, то вполне возможно, что добыча ресурсов в космосе и колонизация других планет станут для будущих поколений занятиями, вроде спутникового ТВ и запуска приложений, вроде Google Maps.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться