Социальные науки

Почему Москва — это Третий Рим?

22 сентября 2017 0

колизей, рим

Источник: pixabay.com

Каждому, кто учился в российских школах, известно, что Москва — это Третий Рим, и четвёртому не бывать. Однако мало кто знает, что значит это утверждение и как его придумали.


 

Возникновение концепции третьего Рима

 

Корни идеи о том, что Москва — это Третий Рим лежат отнюдь не в России. И изначально речь шла вовсе не о Москве. Концепция Третьего Рима возникла в XIVв. на Балканах, где постепенно разваливалась Византийская империя. Сербские и болгарские правители, освободившись от власти слабеющей Византии, использовали эту идею, основанную на концепции переноса империи, для легитимизации собственных претензий относительно византийского наследия и консолидации сил против вторжения турок. Поэтому изначально под Третьим Римом или новым Константинополем у болгар, например, подразумевался город Тырново, бывший в то время столицей Болгарии.

Однако консолидации сил так и не произошло. Осколки империи продолжали бороться между собой, пока Османская империя поглощала их один за другим.

После падения Константинополя и окончательного завоевания Балканского полуострова османами, из осколков Византийской империи началось массовое бегство знати и интеллигенции. Многие из них отправились в Италию, где спровоцировали Возрождение, привезя туда огромное количество литературы, недоступной ранее в Западной Европе. Однако Западная Европа была католической, поэтому те, кто не желал жить в католическом государстве и принимать католичество, бежали в последнюю, остававшуюся независимой православную страну — Россию.

Часто эта эмиграция носила дипломатический характер: знать покорённых государств пыталась найти союзников в борьбе с вторжением османов, чтобы освободить свои страны и вернуть власть. Подстегнуть усиливавшееся Московское княжество к войне с турками хотели и те, кто уже входил в антитурецкую коалицию: Папа Римский, император Священной Римской империи германской нации и венецианский дож. Их странам Османская империя уже угрожала напрямую, поэтому они вместе с византийскими дипломатами были совсем не прочь подстегнуть амбиции русских князей, предложив им идею о новой Римской империи и переносе Рима в Москву.

 

Восприятие концепции в России

 

Однако Москва на тот момент была слишком занята консолидированием русских земель вокруг себя, так что война с турками, которые на тот момент были очень далеки от сферы её влияния, не входила в её планы и интересы. Поэтому в России на концепцию Москвы как Третьего Рима практически не обратили внимания. Информация о ней, вероятно, сохранялась только в церковных кругах.

святая Русь, Нестеров

«Святая Русь». Картина Михаила Нестерова
Источник: Wikimedia.org

Первыми русскоязычными текстами, в которых появляется эта концепция, являются два послания старца Филофея, написанные в XVI веке: «О неблагоприятных днях и часах» и «Послание Великому князю Василию, в котором об исправлении крёстного знамения и о содомском блуде».

В первом документе слова о том, что Москва — это Третий Рим, а четвёртому не бывать, встречаются лишь в самом конце, а само послание посвящено совершенно иной теме. Дело в том, что дьяк Михаил Григорьевич Мунехин, которому адресовано послание, был образованным и знакомым с западной наукой и жизнью человеком. Он увлёкся вошедшей в моду на Западе астрологией и попросил Филофея истолковать одно из сочинений на эту тему. Филофей же доказывал ему, что астрология — это ересь, и жизнь человеческая зависит не от движения звёзд, а от воли божьей. Поэтому Мунехину, который был дьяком при псковском наместнике и управлял многими делами Пскова, не следовало опираться в своих решениях на предсказания астрологов. Филофей говорит о том, что Русское царство — это Третий Рим, христианское царство, и жизнь его и величие в руках Бога.

Ту же мысль высказывает он и в послании князю Василию, в котором концепция Москвы как Третьего Рима занимает уже более важное место и играет иную роль. В нём Филофей предостерегает государя от того, чтобы царство его впало в грех и ересь. По его словам, Русь — это последнее прибежище христиан,под Римом подразумевается исключительно правоверное христианское государство. В связи с этим сохранение чистоты обряда и борьба с грехом имеют крайне большое значение. Первые два Рима пали именно из-за того, что впали в ересь и стали греховны, так что и люди их потеряли свой шанс на спасение. Единственное место, где ещё сильна истинная вера, — это Русское царство. Там живут последние праведники, тогда как остальной мир, по мнению Филофея, погрузился во грех. Но и эти праведники в опасности. Филофей говорит о том, что на Руси люди неправильно крестятся, обеднела церковь и распространился содомский грех, так что последнему истинно христианскому царству тоже угрожает неминуемая гибель, если князь Василий этого не исправит.

Идея о том, что Москва — это Третий Рим упоминается в посланиях Филофея лишь вскользь и не имеет особой важности. Кроме того, она носит исключительно религиозный, а не политический характер. Филофей ожидает конца света, и православное государство в его сознании является чем-то вроде ковчега для праведников, последнего оплота истинной веры. Поэтому и четвёртому Риму уже не бывать — если последний оплот веры падёт, то новому уже неоткуда появиться.

Однако послания Филофея также остались незамеченными в светской среде, и о них знали только в среде церковной. После реформ патриарха Никона, который перенял обновлённые греческие обычаи, тексты Филофея были признаны еретическими, поскольку одним из пунктов его критики Запада и двух «старых Римов» было именно искажение обряда. Новый греческий обряд для него, как и для старообрядцев, был ересью, ставшей одной из причин падения Константинополя.

 

Возрождение

 

На некоторое время концепция «Москва — Третий Рим» вновь оказалась забыта, и вновь о ней вспомнили только во второй половине XIX века. К тому моменту церковь существенно ослабла, и на передний план общественной жизни вышли вопросы нации, идентичности и отношений с Европой. Россия искала национальную идею. Кроме того, у Российской империи наконец появились претензии в отношении Балканского полуострова.

москва, площадь, картина

«Святая Русь». Картина Михаила Нестерова
Источник: Wikimedia.org

Ирония в том, что столицей России был на тот момент Санкт-Петербург, само название которого отражает претензию города на статус нового Рима.

Поэтому, когда были переизданы несколько источников, содержащих упоминания концепции Москвы как Третьего Рима (среди них были и послания Филофея), они вызвали большой интерес русской интеллигенции и аристократии. В отличие от Филофея, требовавшего сохранения чистоты веры, новые интерпретаторы использовали идею о Третьем Риме для обоснования притязаний России на роль защитницы всех православных. Эту идею стали приписывать ещё Ивану III, собиравшему русские земли вокруг Московского княжества, обосновывая таким образом высшую миссию русского царя.

Эта концепция сохранилась и в советское время. Её отзвуки слышны даже в идее Третьего интернационала, сохранявшего чистоту социалистических идей после неправильной их интерпретации и поражения Первого и Второго интернационала. Но наибольшую известность фразе «Москва — Третий Рим» придал режиссёр Сергей Эйзенштейн, вложивший её в уста Ивана Грозного в одноимённом фильме.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться