Социальные науки

Зачем нам нужна биоэтика?

16 апреля 2018 0

Клонированная овца Долли

Клонированная овца Долли 

Догадаться о том, что значит термин «биоэтика», несложно. Под этим понятием объединяют все вопросы, касающиеся проведения научных экспериментов, медицинских вмешательств и преобразований организмов живых существ. Как и любой вопрос, не имеющий однозначного ответа и оставляющий пространство для интерпретаций, тема биоэтики часто обсуждается различными социальными группами. В общественно-политических медиа выходят колонки с глубокомысленными рассуждениями на тему опасности клонирования; фильмы, ставящие в центре сюжета вопрос «мечтают ли андроиды об электроовцах» и собирающие сотни миллионов долларов в прокате; противники абортов яростно спорят с их сторонниками, а веганы — с мясоедами. Кроется ли нечто рациональное за такими дискуссиями? Что изучает биоэтика сегодня, на что она опирается и вообще нужна ли она?

Истоки биоэтики

В 1927 г. немецкий протестантский пастор Фриц Яр написал статью, в которой впервые использовал новое слово: «Био-этика: об этике отношений человека к животным и растениям». Там же он, по примеру Канта, ввел «биоэтический императив» — требование этично относиться не только к человеку, но и к растениям и животным.

Слово «биоэтика» в современном понимании первым употребил в 1969 году американский биохимик Ван Ренсселер Поттер. Им он определил «соединение системы биологического знания с познанием системы человеческих ценностей» и в общем-то передал суть как нельзя лучше. Но это не значит, что сама идея появилась тогда же, когда и слово, ее обозначающее. Поскольку термин получился «зонтичным», отдельные его аспекты хронологически имеют разные источники.

В Средние века, например, начались первые непонятки с этикой относительно аутопсии. Существует миф, будто католическая церковь и вовсе запрещала проводить вскрытие людей, но он ничем не подтверждается. И тем не менее общественные дебаты на тему «неприкосновенности» человеческого тела, созданного, на секундочку, по образу и подобию божьему, имели место быть.

В скором времени, по мере развития науки и технологий, появлялись новые темы для увлекательных обсуждений моралистов: можно или нет есть животных? Аборт — убийство или нет? Проводить опыты на людях — нормально или не очень? Клонирование опасно? А киборги? Имеем ли мы право на создание таких сущностей?

Как прикладная дисциплина, биоэтика стала развиваться все-таки в 60-е годы XX века. У общества появился четкий запрос на объяснение всяких неоднозначных вещей, которые касались новых технологий в медицине и научных биологических открытий. В больницах тогда стали появляться аппараты, поддерживающие жизнь, начались трансплантации органов, уже проводились исследования искусственного интеллекта. Кроме того, не последнюю роль сыграли зверские эксперименты Третьего Рейха, последствия Второй мировой войны, создание ядерного оружия. Все в совокупности делало острее вопросы этики, касающиеся жизни человека и животных, в научных кругах.

Йозеф Менгеле

Йозеф Менгеле (в центре) – “ангел смерти” нацисткой Германии. Проводил бесчеловечные опыты над заключенными.

Актуальные вопросы современной биоэтики

Биоэтика рассматривается с трех ракурсов: как практическая дисциплина, как наука и как социальный институт. Что все это значит?

Самая простая часть касается практики биоэтики. В этом дискурсе она решает конкретную задачу: как обеспечить взаимодействие биомедицинских работников с пациентами, чтобы это укладывалось в нормативно-нравственные рамки. Сюда относятся все вопросы, затрагивающие тему лишения человека жизни, или, наоборот, принятие решений о ее создании (врач, советующий бесплодной паре ЭКО, например), концепция автономии личности, то есть уровень самоконтроля индивида, проблема превращения медицины в сферу услуг, ее коммерциализация и, как следствие, утрата статуса благородного вида деятельности.

Биоэтика как наука изучает нравственные параметры биологических и медицинских достижений с позиций различных парадигм, оценивает последствия развития технологий, занимается проблемой отношения к животным, да и вообще ко всем живым организмам, как к объектам научных экспериментов. Говоря проще, это попытки все понять, систематизировать и вписать в общую научную картину мира.

И наконец биоэтика неизбежно оформляется как социальный институт. Способствует этому создание различных комиссий по этическим вопросам в области медицины и биологии, принятие документов, регулирующих отношения между субъектами в этой области, разработка рекомендаций по проблемным ситуациям. Данный социальный институт проходит становление на фоне снижения роли государства в принятии решений относительно биомедицинской отрасли. На первый план выходят лоббисты со своими представлениями о том, как должно быть. Кроме того, биоэтика и эксперты, ею занимающиеся, должны решить, что делать с распределением ограниченных ресурсов. Здесь возникают интересные дилеммы, вроде — стоит ли разрешить эвтаназию, потому что она экономически выгодна? Ведь, позволяя неизлечимо больному человеку умереть, вы сохраняете часть средств, которые могли бы пойти на поддержку его существования.

Vivi Tyumen

Критика биоэтики

Некоторые авторы считают, что биоэтика, в том виде, в каком она существует, сейчас почти изжила себя и не имеет перспективы развития. Все дело в том, что большая часть вопросов концентрируется на медицинской этике. И причины здесь ясны. Ведь люди охотнее обращают внимание на то, что касается непосредственно их личного опыта. При этом беда постановки акцента на медицинской этике не только в сужении круга интересов. Соблюдение ее предписаний может даже оказаться вредным. Что в общем-то очередной этический вопрос.

Критикуется, в частности, непреложное соблюдение автономии пациента. На вопрос «Всегда ли нужно получать согласие человека перед медицинским вмешательством?» любой сразу ответит: «Конечно, мы должны уважать право пациента на принятие самостоятельных решений». Однако такая точка зрения часто игнорирует практический опыт, связанный с проблемами получения согласия от людей ввиду их убеждений, противоречащих научным представлениям. Иногда, по методологическим причинам, запрашивать согласие и вовсе может оказаться нецелесообразным. Автономия пациента в таком свете представляется неоднозначной вещью.

А если подумать еще, то можно найти много примеров, когда она оказывается вредна для самого пациента. Взять хотя бы употребление гомеопатических препаратов. Согласно медицинской этике, человек имеет право употреблять их, если считает нужным. Но какой ущерб ему могут принести таблетки-пустышки, принимаемые вместо реальных лекарств?

По мнению исследователей, другие проблемы биоэтики, помимо медицинской, должны стать более обсуждаемыми, чтобы дискуссия получилась взвешенной. Ортодоксальные взгляды, преобладающие в медицинской этике, распространяются на всю область познания, и в результате биоэтика становится все более предсказуемой, стерильной и беспрекословной. Она должна снова обратиться к ее философскому происхождению, чтобы переломить возникшую проблему.

Этические проблемы будущего: киборги и освоение других планет

Совершенствование технологий и научный прогресс — вот основные двигатели для биоэтики. Чем больше инноваций появляется в нашей жизни, тем больше нам приходится думать, как наиболее рационально и безболезненно приспособить их для социума. Помимо таких очевидных драйверов, есть еще один — сама по себе смена парадигмы общественной морали. Это является причиной дискуссий на тему адекватности проведения научных опытов над животными. Если столетия назад социальная парадигма была антропоцентристской, то сейчас человечество отходит от этой идеи, осознает важность соблюдения принципов этики перед представителями других видов. Мы с долей отвращения и негодования воспринимаем такие истории, как случай с Рогозиным и таксой, все чаще задумываемся, а стоит ли финансово поддерживать компании, которые проводят тестирования своих средств на животных, видим, как вегетарианство становится модным. Все это по-прежнему непростые темы для обсуждений, и истины, как водится, в них не найти.

Та же самая проблема гуманного отношения к животным не решается одним аргументом «птичку жалко». Практика использования животных в науке в какой-то степени жестока, но споры, развернувшиеся вокруг нее, мешают экспериментальной медицине решать свои задачи. Где находится золотая середина? Тут надо вспомнить о концепции «Трех R»: replacement — замена болезненных для животных экспериментов теми, которые не причиняют страданий, reduction — уменьшение количества опытов над животными, refinement — улучшение экспериментальных методик и условий содержания подопытных.

Несмотря на сложность всех задач, которые рассматривает биоэтика, можно с уверенностью сказать — они все очень интересные. И в будущем нас ждет немало необычного и захватывающего. Опасности и моральные дилеммы, связанные с ксенотрансплантацией, ноотропами, «воскрешением» вымерших видов, редактированием генома, освоением других планет, совершенствованием искусственного интеллекта, киборгизацией. Отвечая на вопрос, поставленный в начале материала, ответим: да, биоэтика нужна. Без нее человечество вряд ли справится с собственными достижениями.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться