Лекции

Визуальное и звучарное в авангардной поэзии

Буквы, слова, авангард

Музей нонконформистского искусства (Большой зал)

Пушкинская ул., д. 10 (вход со стороны Лиговского проспекта) 24 ноября в 19:00 Бесплатно

О событии

В Музее нонконформистского искусства пройдёт лекция-перформанс, посвящённая поэзии авангарда. Её прочитает поэт, переводчик, перформер, филолог и культуролог, историк и теоретик авангарда, доктор культурологии, основатель и президент Международной академии зауми, член редколлегий ряда журналов, а также редколлегии книжной серии AVANT-GARDE, автор многих поэтических и теоретических книг Сергей Бирюков. Он прочитает тексты ключевых поэтов эпохи авангарда и расскажет, по каким принципам они строились и какое влияние они оказали.

3D-стихи в исполнении русских авангардистов

В модном вот уже пару-тройку десятилетий конструктивистском направлении философии есть такой принцип: язык отображает окружающий мир, и то, что я могу выразить в языке, для меня и существует. На первый взгляд, кажется, что провозглашается если не чепуха, то, по крайней мере, абсолютно параллельная реальность.

А вот и нет! Каждый, кто побывал на лекции-перформансе необычного современного литератора Сергея Бирюкова, поймет, как с помощью искусно подобранного слова поэты могут показать публике прозрачные сосульки в мартовском лесу или разгоряченный солнцем центр исторического Константинополя.

В первой части встречи С. Бирюков рассказал об истории и специфике русского поэтического авангарда, поясняя и демонстрируя на примерах, как авторам начала прошлого столетия удавалось заставлять свои стихи «звучать» и «показывать».

Возьмите, к примеру, стих известного футуриста Велимира Хлебникова «Бобэоби пелись губы…», который, возможно, даже был у каждого из нас в школьной хрестоматии. Если послушать его с правильной выразительностью, такой, с какой и прочел ведущий перформанса, перестаешь подозревать автора в веселом сумасшествии и просто видишь — нарисован персонаж, лицо, со всеми чертами. В. Хлебников как раз считается основоположником авангардистской звучащей поэзии.

Как показал С. Бирюков, среди и родоначальников, и более поздних представителей русского поэтического авангарда — футуристов, конструктивистов — ответственность за образные впечатления публики своеобразно «разделялась»: чьи-то стихи читатель может «увидеть» как картину, чьи-то — пропеть, прослушать как слушают песню. Иногда «песня» получается неявная, передающая внутреннюю сущность, как бы «душу» явления. Для того чтобы сделать поэзию визуально и аудиально (на языке теоретиков и историков авангарда — звучарно) выпуклой, авторы задействовали самые различные средства выразительности: от банальных эпитетов до звукописи, цветописи, неологизмов. Были и те, кто изобретал собственный язык поэзии.

Вот, например, поэт-конструктивист Алексей Чичерин в двадцатые издал поэму «Авеки веков», которую сопроводил зарисовкой. Эту зарисовку — сочетание нескольких овалов и полуовалов — ведущий перформанса продемонстрировал собравшимся с просьбой рассказать, кого или что они видят. Варианты были разные — от снеговика до мадонны с младенцем. Сам же С. Бирюков пояснил: «Идея в том, что здесь много смыслов. Я бы, допустим, сказал, что это — яйцо, из которого рождается мир».

У другого конструктивиста, Александра Квятковского, была такая книга — «Тактометр». Она представляла собой руководство для поэтов, желающих распевать свои стихи на тоны, фонетические элементы. Без этого, считал Квятковский, поэзия не достигнет своей единственной перспективной цели — превратиться в стихотворную музыку.

Среди тех, кто изобретал собственный «изобразительный» поэтический язык, назывались на встрече Александр Туфанов, Алексей Крученых. Крученых принадлежит знаменитое пятистишие, в котором, как он считал, «больше русского национального, чем во всей поэзии Пушкина»:

«Дыр бул щыл

убеш щур

скум

вы со бу

р л эз».

Лектор зачитал стихотворение, акцентируя все шипящие, свистящие, сонорные звуки и, на наш взгляд, определенный резон в том, чтобы подозревать здесь «квинтэссенцию русского национального», бесспорно, появился. Мы смогли услышать первородную мощь и сердитую угловатость русских. Вполне возможно, ту самую, на которую, наверное, и намекают иностранцы нашему народу.

Вторая часть перформанса была посвящена современным образцам визуальной и звучащей поэзии. Лектор рассказал о таких фигурах, как Рея Никонова и Сергей Сигей, и заодно прочел свои собственные произведения. Они были очень разными по содержанию — от «Поэмы для мирового оркестра кошек» до «Посвящений Велимиру Хлебникову», — но совершенно точно подтвердили: дело русского поэтического авангарда здравствует и порождает неожиданные и очень яркие формы, в которых фонемы работают как 3D-очки. Самым «тревожным» и «флуоресцентным», на наш вкус, было стихотворение С. Бирюкова «Скелет» из «Посвящений Костроме», самым элегантным — «Альфа и Омега». С кое-какими стихами С. Бирюкова можно ознакомиться, например, здесь, но лучше всего, конечно, слушать живьем.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Декабрь
пнвтсрчтптсбвс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться