Социальные науки

Симбиоз науки и искусства: почему сейчас наступает эпоха sci-art

22 марта 2018 0

наука, живопись, искусство

 

Наука и искусство — два огромных мира, которые развиваются по своим уникальным траекториям, лишь иногда вступающим в пересечение. И, несмотря на то что ученые и художники-творцы говорят на разных языках, их диалог нередко оказывается весьма интересен и плодотворен для обеих сторон. Как работает симбиоз науки и искусства, что такое sci-art и какие новые смыслы он привносит в развитие и популяризацию науки — рассказываем ниже.

История дружбы науки и искусства

И наука, и искусство — это попытки человека понять, описать и объяснить мир вокруг. Субъекты, методы и правила в этих сферах имеют разные традиции, их предполагаемая аудитория различна, но мотивации и цели в глобальном смысле довольно схожи.

Ведь одна из самых примитивных врожденных потребностей людей — это понять себя и все, что существует в мире, а затем поделиться этим знанием. Ученые проводят эксперименты снова и снова, пытаясь выявить новый аспект реальности. Художники рефлексируют над реальностью. И те, и другие в широком смысле выступают творцами, которые используют различные концепции и технологии для создания чего-то принципиально нового. Оба этих мира вращаются вокруг идей, теорий и гипотез, которые воплощаются там, где разум и руки объединяются — будь то лаборатория или арт-студия.

Даже в переводе на древнегреческий язык слово «искусство» будет τέχνη, что читается как «техни». Соответственно, понятия «техника» и «технология» являются производными от него.

Примеров того, как проявлялся этот синергетический эффект науки и искусства, мы можем найти немало. Пожалуй, самый очевидный продемонстрировал Леонардо да Винчи, в котором неразделимо совмещались гениальный ум ученого и талант художника. Достаточно вспомнить его иллюстрации и графические работы, которые являлись существенной частью его разработок и экспериментов.

Знаменитый Пабло Пикассо говорил, что его работы — это не столько произведения искусства, сколько самостоятельные исследования. Наравне с Альбертом Эйнштейном он ставил своей задачей переосмыслить классические представления о пространстве и времени.

Технология камуфляжа для солдат была придумана американским художником Аббатом Тайером. А Эрл Баккен изобрел кардиостимулятор, вдохновившись работой музыкального метронома. Японские оригами подсказали медицинским инженерам технологические решения по созданию подушки безопасности в автомобилях. Даже Стив Джобс некогда описывал себя и своих коллег в Apple как художников.

Кстати, по этому поводу интересную фразу сказала в одном своем выступлении на TED Talks врач и астронавт Май Джемисон:

Разница между наукой и искусством заключается не в том, что это разные стороны одной и той же монеты. Это просто разные проявления одного и того же явления — воплощения человеческого креативного потенциала.
Однако наука и искусство не всегда и не во все времена шли рука об руку.

Наука в глазах смотрящего?

Поезд на линии Ливерпуль-Манчестер

Определенный разрыв между искусством и естественными науками произошел в XIX веке. И тут, скорее, наука стала дистанцироваться от искусства, когда подавляющее большинство ученых перестали размышлять о художественности как о средстве, с помощью которого можно объяснять и распространять научную информацию. А вот творческие деятели наоборот с восторгом взаимодействовали с наукой в плане поиска новых средств и материалов. Например, французские химики в начале XIX века изобрели недорогие смешанные краски, упакованные в тюбики, и синтетические пигменты, которые художник мог сам смешивать между собой. Изобретение фотографии и вовсе высвободило возможность сосредоточиться на визуализации идей, а не на художественном отражении реальности. А, к примеру, художники-сюрреалисты XX века сосредоточились на выявлении бессознательного в своем творчестве, прямо вслед за теорией психоанализа Зигмунда Фрейда.

Однако наука в то время стала с растущим скепсисом относиться к тому, чтобы вести и представлять исследования через эстетизацию. В 1959 году британский ученый и писатель Чарльз Перси Сноу писал, что «интеллектуальная жизнь всего прогрессивного общества все больше разделяется на две полярные группы». Так он говорил о различиях между учеными и людьми искусства.

Для многих наука тогда стала воплощать рациональный и аналитический аспект человеческого опыта, в то время как искусство стало четко ассоциироваться с эмпатией и самовыражением.
Эти различия усугубились еще и тем, что наука стала ответственной за официальное повествование о нашей жизни: через медицину, генетику, физику и т. д. А современное искусство приобрело статус исключительно субъективного высказывания.

Такую ситуацию прекрасно иллюстрирует история Ричарда Тейлора, известного физика и профессора из Орегонского университета. Во время собеседования при приеме на работу в вуз члены комиссии увидели в его резюме строчку о том, что физик увлекается живописью. Один из преподавателей даже заметил: «Ах, да, когда я прочитал, что вы ходили в художественную школу, я захотел бросить ваше заявление в мусорное ведро».

Прошло некоторое время, и в 1999 году Ричард Тейлор прославился на весь научный мир тем, что открыл в полотнах художника Джексона Поллока фрактальные структуры. Об этом написали многие авторитетные издания — от Nature до Scientific American, несколько телекомпаний сняли документальные фильмы, а сам Тейлор презентовал свое открытие на нобелевском симпозиуме по квантовой физике. Но перед этим ученый столкнулся с массой критики и сомнений относительно целесообразности своего подхода. К счастью, сегодня, как и последнее десятилетие в принципе, переплетение науки и искусства все чаще признается удачным способом осуществления научной коммуникации. Остановимся на этом поподробнее.

Джексон Поллок «Торнадо на закате»

Science art — научное искусство, помогающее популяризации знаний

Сегодня многие видят искусство и науку как полюса особой культуры. Есть и те, кто считает, что искусство, технологии и наука вовсе начинают сливаться в новую область под названием sci-art, или science art.

Такова точка зрения Артура Миллера, профессора Лондонского университетского колледжа, который популяризировал эту идею в своей книге «Сталкивающиеся миры: как передовая наука переосмысливает современное искусство».

Он считает, что sci-art — это новое авангардное движение, или «третья культура», рождающая работы, которые радикально отличаются от всего, что было раньше. Искусство становится неотъемлемой частью научной коммуникации, оно привлекает аудиторию на эмоциональном уровне.
Но, к примеру, научная иллюстрация или рентгеновские снимки цветов — это не сайнс-арт.

Сайнс-арт — это, например, магнитно-резонансная визуализация человеческого тела, изображение мухи на кристаллах сахара, захваченное микроскопом, или причудливый узор из кровеносных сосудов или раковых клеток, ярко светящихся благодаря внедрению в них гена флуоресцентной медузы.

Из наиболее громких проектов sci-art можно вспомнить прозрачные стеклянные скульптуры вирусов (вроде ВИЧ, гриппа H1N1, малярии и других патогенов), представленные в рамках проекта «Микробиология в стекле». Их автор Люк Джеррам таким образом показывает, насколько сложны структуры микроорганизмов, которые безжалостно уносят множество жизней.

Другая художница — Анна Думитриу — сотрудничает практически с каждым британским университетом и создает работы с использованием реальных бактерий. Тем самым она показывает аудитории, сколько микроскопических существ населяет наши тела, поверхности домашней мебели и не только. Так, один из ее авторских экспонатов представлял собой интерактивную панель, имитирующую чашку Петри. Любой желающий мог поднести руку к ее поверхности, «оставить» на ней микробы со своей ладони и посмотреть, как они будут себя вести. Так Анна Думитриу предложила поразмышлять о наших представлениях о чистом и грязном, о больших и самых маленьких организмах.

А, к примеру, лаборатория молекулярной физики в европейском CERN, где находится Большой адронный коллайдер, учредила целую программу под названием COLLIDE. В рамках этого проекта художники мирового класса приезжают в лабораторию и университетский городок в Женеве на срок до трех месяцев, чтобы пересказывать историю исследований арт-языком.

Не отстает и легендарный MIT (Массачусетский технологический институт). Там в 2012 году открылся Центр искусств, науки и технологий с целью интеграции искусств в научные исследования и инженерные разработки. Таким образом один из ведущих мировых вузов признает роль искусства в науке и технологическом образовании, а также в культивировании творческой атмосферы, которая помогает раскрыться потенциалу студентов и ученых.

Все эти примеры говорят об одном. Продвижение науки через искусство — это отличный способ расширить доступ к достижениям ученых. Ведь обмен информацией интересным или необычным способом помогает улучшить распространение знаний и вовлечь более широкую аудиторию. Наука может подвести к истине, в то время как искусство позволит почувствовать ее. Поэтому, когда наука встречается с искусством, горизонты представлений расширяются, а пробелы в нашем понимании обеих этих сфер заполняются.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться