Статьи

Обратная сторона эстетики

Мисс Мира 2008, Мисс Россия Ксения Сухинова.

Мисс Мира 2008, Мисс Россия Ксения Сухинова. Rosengurtt / wikimedia.org (CC BY-SA 3.0)

Принуждение к красоте

В марте этого года в Высшей школе экономики разгорелись оживлённые дебатыпо поводу конкурса «Мисс НИУ ВШЭ». Споры на этот счёт поднимаются уже не первый год. Но на этот раз поводом для нового витка обсуждений послужила регистрация самого мероприятия в статусе студенческой организации. Дело в том, что регистрация даёт возможность использовать бренд и символику вуза, а также пользоваться его финансовой и информационной поддержкой.

Противники этого конкурса указывают нато, что подобные мероприятия обесценивают личные качества женщин, превращая их в «украшения», за счёт того, что участниц судят не за их достижения, а за их внешние данные. Это то, что в гендерной социологии называется объективацией. Мы уже писали, в чём опасность такого подхода. Защитники же этого студенческого мероприятия утверждают, что это, прежде всего, конкурс талантов, помогающий участницам раскрыть себя и заявить о себе. Тем не менее повсюду «Мисс НИУ ВШЭ» позиционируется именно как конкурс красоты, то есть именно красота стоит на первом месте во всех описаниях, а этапы соревнования состоят из нескольких дефиле и только одного конкурса талантов.

Однако, помимо объективации, негативное влияние подобных конкурсов заключается ещё и в том, что они закрепляют определённые стандарты красоты, от соответствия или не соответствия которым очень часто зависит самооценка людей, отношение к ним общества, и зачастую их карьерные возможности. Так, нередко, желая оскорбить или похвалить кого-то, люди апеллируют к внешности человека, а не к его личным качествам или поступкам, да и работодатели, как правило,принимают на работу сотрудников, которые кажутся им более симпатичными.

Такое отношение является частью системы угнетения или притеснения, основанного на объективации. Ответом на него стало движение body positive. Его участники борются с дискриминацией, основанной на предрассудках по поводу внешности — лукизмом. Их основным тезисом является утверждение о том, что красота — это социальный конструкт, смысл которого состоит в том, что нет никаких объективных стандартов красоты, восприятие внешности зависит от сложившихся в обществе на тот или иной момент стандартов. На их стороне стоят также современные философы, искусствоведы, культурологи и другие исследователи, занимающиеся вопросами, связанными с эстетикой.

красота в элладе

Афродита и Эрос (“Афродита д’Эсте”) Yair Haklai / wikimedia.org (CC BY-SA 3.0)

История красоты

Представление о том, что красота — это объективное качество, является очень старым. Как минимум, древнегреческий философ Платон трактовал красоту как соответствие идее — идеальному образу объекта, существующему независимо от него. Идеи, по мнению Платона, первичны по отношению к объектам, и последние являются лишь копиями и отражениями первых. Соответственно, в этой системе объект тем прекраснее, чем ближе он к своей идее. При этом искусство для Платона не является прекрасным, потому что копирует реальные объекты, то есть представляет собой копию копии.

Однако тут следует помнить, что греческое слово τέχνη (технэ) обозначало искусство, технику, мастерство, умение.

То есть для греков то, что мы называем искусством, было ремеслом, а скульптура, живопись и архитектура стояли в одном ряду с деятельностью плотников, корабельщиков, каменщиков и гончаров.Такая схема сохранялась очень долгое время благодаря тому, что она очень хорошо прижилась в христианстве, ставшем основой культуры Европы и идеологически доминировавшем в ней в течение полутора тысяч лет. Только теперь место идей в этой парадигме занял замысел Бога. Чем больше вещь соответствует ему, тем более она прекрасна.

Томас Гейнсборо. Портрет Сары Сиддонс.

Томас Гейнсборо. Портрет Сары Сиддонс. (1755-1831) Wikimediia.org

Переломный момент в данном понимании прекрасного наступает в XVIII веке. Он связан, в первую очередь, с философскими идеями Иммануила Канта и его последователей: Шеллинга, Фихте, Гегеля, Шопенгауэра. Кант совершил так называемый «коперниканский переворот» в философии, предположив, что индивидуальные различия в восприятии нами объектов порождены не тем, что эти объекты представляют собой лишь копии идей, а самими свойствами нашего восприятия. То есть проблема не в объекте, а в субъекте. Однако, поскольку больше невозможно было апеллировать к соответствию предмета его идее или платоновской идее прекрасного, необходимо было как-то теоретически обосновать тот факт, что разные люди могут находить прекрасным одни и те же вещи.

Уже у Канта появляется мысль о том, что чувство прекрасного зависит не только от объекта, но и от субъекта.

Он утверждает, что прекрасное даёт играть нашему воображению. Дальнейшая философская мысль будет только углублять смещение источника чувства прекрасного в сторону субъекта. Заметим, что в это же время происходит и отделение искусства от техники и мастерства. Появляются факультеты «изящных искусств», что прочно связывает искусство и красоту.Художник теперь творит не ради нужд знати и церкви, а ради самого искусства.

В ХХ веке фокус философов и исследователей из разных областей, в том числе и из эстетики, окончательно сосредоточился на социуме. В сфере изучения прекрасного это как раз-таки вылилось в вышеупомянутый тезис о том, что красота — это социальный конструкт. И исторические примеры трансформации понимания прекрасного поддерживают этот тезис. Вспомним хотя бы то, что в прошлом идеалом красоты являлась полная и бледная женщина, в то время как сейчас — худая и загорелая.

Или же обратим внимание на то, что готический архитектурный стиль получил своё название за счёт противопоставления его ставшему модным возвращению к античным традициям. Готика же ассоциировалась с варварским племенем готов, которые захватили в своё время Италию и, как полагали те, кто дал этому стилю такое пренебрежительное название, уничтожили прекрасные античные традиции. Сюда же относится и пример многих художников, которых чуть ли не выгоняли с художественных салонов и которые впоследствии были признаны гениальными.

Но если в сфере искусства ещё как-то можно более-менее договориться о том, что прекрасно, а что нет, или, скорее, что является искусством, а что нет (хотя и эти границы отражают лишь то,что современные художники стремятся исследовать в своих работах), то в сфере «природной» красоты это уже невозможно. Социологические, антропологические и философские исследования показывают, что стандарты красоты, особенно человеческой, варьируются от общества к обществу и от эпохи к эпохе. Навязываемые же обществом стандарты красоты только способствуют унижению тех, кому не повезло им соответствовать. А поскольку немало людей страдают от объективации больше всего, неудивительно, что новые социальные движения борются за преодоление этих стандартов. Ведь в конечном итоге красота — в глазах смотрящего.

Читайте всегда актуальные новости науки и техники.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться