Социальные науки

Нашествие Батыя на Русь. Как это было на самом деле

7 ноября 2018 0

Pixabay

Pixabay 

Что такое исторический факт? Я бы сравнил исторический факт с тяжелым предметом упавшим в воду. Предмет утонул, и мы не можем определить как он выглядел. Но от него по воде расходятся круги. Круги – это хроники, летописи, исторические труды, учебники. Мы можем заметить, что по мере удаления от «исторического факта» высота волны от него может увеличиваться, а может уменьшаться. Волна от «исторического факта» начинает жить своей, порой не связанной с самим фактом жизнью. Хочу предложить вам свои наблюдения за волнами от нескольких таких «фактов». Начнем с похода хана Батыя 1237-1238 годов на Русь. Поход Батыя будет «предметом», который утонул, но от него расходятся волны.

Первая волна это Несторовская, Лаврентьевская, Ипатьевская, Радзивиловская летописи, существующие в списках XV века. То есть написанные или отредактированные историками XV века. Волна достигает апогея в XVI веке. Появляется «Повесть о разорении Рязани Батыем». В ней, особенно начинает прослеживаться пиетет перед княжеским сословием, появляется первый народный герой (боярин) – Евпатий Коловрат, а русские воины бьются в соотношении один к тысячи.

Кстати, а сколько воинов было у Батыя? Историки первой волны об этом ничего не говорят. И вообще с прекращением набегов крымских татар во второй половине XVII века (до 1685 г Россия выплачивала дань Крымскому Ханству) тема героической борьбы со степью забывается. Вторая волна подымается в начале XIX века. Она характерна тем, что у армии Батыя, наконец появляется численность. Планку задал мэтр российской историографии Н. М. Карамзин – «устоять не могли против полумиллиона Батыева».  В 1826 году Императорская академия объявляет конкурс на тему «какое влияние имело нашествие татаро-монгол на развитие Руси». Практически все писавшие на эту тему высказывались о численности, она крутилась в диапазоне 300 000 – 500 000. Превзойти мэтра, к тому времени усопшего, никто не решился, возможно поэтому премия так и не была вручена. С цифрой в 300 000 поначалу не спорили и советские историки, меньшую численность считалось называть идеологически неправильным. С ослаблением идеологии, армия Батыя начала таять на глазах. Минимальной численности она достигает в работах Льва  Гумилева, изданных в период «перестройки» – 30 тысяч. Сейчас по моим наблюдениям армия снова  начала увеличиваться. На днях специально «прогуглил» этот вопрос. На некоторых сайтах указана цифра 75 тысяч.

Pixabay

Pixabay

Феноменальная скорость передвижения монгольских армий (если верить летописи, армия Батыя по льду Клязьмы прошла от Москвы до Владимира за 5 дней) объясняется отсутствием обозов. Традиционный состав монгольского  войска – один всадник три лошади. Одна лошадь везла собственно всадника, вторая – продовольствие, третья- оружие (запасной комплект плюс запас стрел). Одну из лошадей старались нагружать меньше, чтобы она сохранила силы на случай, если придется вступить в бой во время перехода. Таким образом на 75 тысяч воинов должно было приходиться более двухсот тысяч лошадей. Сколько съедает лошадь? Ответ из Википедии: «Лошадь весом 500 кг в день должна съедать: овес 5 кг, сено 10-13 кг, отруби 1-1,5 кг, морковь 2-3 кг, итого около 20 кг продовольствия. Даже, если предположить, что монгольским лошадям хватало и десяти, каждый вечер армию Батыя должен был ждать продовольственный склад объемом не менее двух тысяч тонн продовольствия (100 грузовиков типа еврофура). И это не учитывая еды для воинов. Причем все это должно было быть заготовлено с лета, ведь поход  проходил зимой.

«Широким фронтом двинулись монголы к устью Дона. Затем происходило скрытое сосредоточение войск вдоль границ. После этого началось вторжение с разных сторон отдельными отрядами…»  – читаю я в Википедии, видимо у писавшего перед глазами скопление немецких войск на границе и танковые клинья Гудариана. Каждое поколение пишет для себя понятную ему историю. «Факт» утонул, но представить себе, как он выглядел интересно. Предлагаю следующую реконструкцию (заодно поразмышляем над численностью).

Летом или осенью 1237 года армия Батыя покинула кочевья на Волге и двинулась по, существовавшем уже многие столетия и являвшимся основным источником благосостояния для народов контролирующих его (хазары, тюрки и так далее) северному ответвлению Великого Шелкового Пути. Вдоль него находились стоянки с запасами продовольствия для караванов. Караваны шли днем и к вечеру обязательно должны были достичь стоянки, где животные и люди могли получить воду и продовольствие, а зимой спрятаться от снега. Армии кочевников никогда не ходили «широким фронтом», ведь лошадь может либо идти, либо есть. Для того, чтобы съесть 10 кг травы, лошади потребуется целый день, армия с места не сдвинется.  Кроме того, вторая часть пути пришлась уже на начало зимы. Вряд ли монголы  шли «широким фронтом», любой уход от зимовий грозил гибелью. «Широкий фронт» также исключается по причине того, что зимой степь от Волги до Днепра покрыта глубоким слоем снега, который в те времена был еще глубже.  В XII веке начался малый Ледниковый период. В степях он проявился в «великом увлажнении степи» (Гумилев Л.Н.). Зимой осадки из-за снижения температуры стали выпадать в виде снега и не таять, это привело к снижению численности кочевников в южно-русских степях. Скорее всего, чтобы не потерять скорость и силы, лошади Батыя двигались по утоптанной  караванами, сравнительно узкой дороге. Армия не могла быть многочисленной – Батый не мог оставить без продовольствия торговые караваны, основной источник своего дохода.

X4.jpg.pagespeed.ic.0j2nBl55ED

Итальянец Карпини, современник Батыя, упоминал, что хан в своей столице Сарае держит двух тысячников – по одному на каждом берегу Волги.

Перейдя Дон по льду, монгольская армия повернула на легендарный «Муравский шлях». Понятие «шлях», по-польски – путь, появилось в XIV-XV веках во времена борьбы Речи Посполитой и России с Крымским ханством. Как назывались «шляхи» раньше, неизвестно, но существовали они с эпохи Великого Оледенения. Когда ледники отступили, степь начали осваивать дикие лошади, сайгаки и другие животные. Совершая ежегодные миграции с севера на юг и обратно они, чтобы не переплывать реки, находили естественные возвышения, являющиеся водоразделами. Проходя одним и тем же путем в течении тысячелетий, парнокопытные, удобряли это пространство и переносили в своих желудках семена растений. Еще в XIX веке очевидцы утверждали, что «шляхи» выделялись в степи цветом травы, полоса более сочной травы в несколько сот метров уходила за горизонт. Возможно от травы-муравы свое название получил Муравский шлях. Являясь водоразделом между Доном и Днепром он стал естественным торговым путем, соединившим восточную Русь (в то время она называлась Залесье) с северной веткой шелкового пути. Шлях стал местом товарообмена между степью (скот) и Залесьем (зерно).  Вдоль него возникали зимовья, некоторые в дальнейшем стали городами (Воронеж, Елец). Полосы сочной травы сегодня больше нет, вместо нее прямо по Муравскому  шляху проходит федеральная трасса Дон.

Согласно данным палеографии лес тогда начинался южнее Воронежа и сплошной стеной стоял по крайней мере до Оки. Думаю, в этом месте Батый произвел последний смотр своих войск, впервые им предстояло покинуть степь. Стоит ли ввязываться в такую авантюру? Он решился.

Продолжение следует.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться