Естественные науки

Красота — в голове смотрящего? Как мозг определяет прекрасное

3 апреля 2018 0

Золотое сечение

Золотое сечение - идеал соотношения пропорций. Считается эталоном красоты в природе. 

Мы хорошо знаем, что такое красота, потому что все так или иначе ее наблюдаем и чувствуем. Концептуальной стороне этого вопроса посвящены бесчисленные философские тексты, научные работы, произведения искусства и много чего еще. Тем не менее человек до сих пор пытается понять, почему определенные предметы, люди и явления прекрасны, а другие — нет. Как наше сознание формирует эстетические представления о мире вокруг и о нас самих? Есть ли некая формула красоты, которую выводит мозг? Рассказываем, как ученые отвечают на эти вопросы и почему активно критикуют другу друга за поиск биошифра к коду красоты.

«Что есть красота и почему ее обожествляют люди?»

Красота по своему универсальному определению — это сочетание характеристик, которые удовлетворяют эстетические чувства. А понятие самой эстетики представляет собой концепцию из философии искусства XVIII века, согласно которой восприятие красоты происходит посредством особого процесса, отличного от простого оценивания мира вокруг.

Термин «эстетика», кстати, происходит от греческого слова αἴσθησι — «чувство, восприятие». Он был введен Александром Баумгартеном в 1750 году как синоним исследований сенсорного знания. Но после выхода в 1790 году «Критики способности суждения» Иммануила Канта эстетика стала фокусироваться на осмыслении красоты всего, что есть в природе, и искусства. На волне этих рассуждений философ Эдмунд Берк писал:

Мы должны согласиться, что красота — это, по большей части, некоторое качество вещей и тел, действующее механически на человеческий разум посредством вмешательства чувств.

Эта мысль, заметим, была опубликована в 1756 году, однако большой ее след можно обнаружить в исследовательских гипотезах сегодня. То есть уже тогда, в эпоху Просвещения, люди предполагали, что есть условные маркеры, которые человеческое сознание воспринимает как признаки красивого. К сожалению, в то время у ученых еще не было технологии магнитно-резонансной томографии, которая показывает реальную картину происходящего в мозге. А вот современные деятели науки этой возможностью пользуются сполна и наблюдают биологическую сторону того, что долгое время считалось абстрактным, субъективным и неосязаемым — переживание чувства прекрасного.

Знакомьтесь: нейроэстетика

На рубеже XX и XXI века оформилась новая междисциплинарная область — нейроэстетика. Существующая на стыке когнитивной психологии, нейронауки и философии, эта исследовательская сфера стремится заглянуть в самую глубину процессов, благодаря которым в мозге формируются понимание красоты и реакции на нее.

Ключевой персоной и пионером в области нейроэстетики, безусловно, является Семир Зеки, профессор нейробиологии университетского колледжа Лондона в Великобритании. Именно он с помощью технологии нейровизуализации первым обнаружил, какие участки мозга отвечают за восприятие прекрасного. На основе сопоставления почти сотни исследований мозговой активности профессор Зеки и его коллеги установили, что эстетический ответ на прослушивание красивой музыки, созерцание приятных изображений и оценку привлекательности людей происходит в одних и тех же зонах.

Грубо говоря, когда человек смотрит на шедевр фламандской живописи, лицо любимого человека или цветущий сад и даже слышит, как поют птицы в нем, — нейропроцессы мозга в это время происходят с разной интенсивностью, но по аналогичным схемам.
По каким же именно?

Во-первых, отчетливые реакции обнаруживаются в твердой оболочке, расположенной в одной из глубоких складок коры мозга. Это открытие оказалось интересно и неожиданно, потому что известно, что в этой области формируются отрицательные эмоции (отвращение и боль). Ученые интерпретировали это наблюдение так: эстетическая обработка — это, по сути, оценка ценности объекта в категориях «плохой» / «хороший», вот она и проходит через эту область.

Во-вторых, во время созерцания красоты активируется орбитофронтальная кора — там обрабатываются реакции на вкус, запах и слух, а также формируются чувства удовольствия и вознаграждения. Этот факт, по словам ученых, указывает на то, что эстетические эмоции развивались у человека сначала для оценки объектов биологической значимости (источники пищи и подходящие партнёры). А уже потом эта система, вызывающая ответ центра удовольствия и выработку гормона дофамина, стала стимулироваться все большим набором приятных объектов окружающего мира.

В то же время нейровизуализация показывает противоречивые картины в отношении восприятия уродливого. Анализ профессора Зеки выявил, что при наблюдении чего-то некрасивого увеличивается приток крови к амигдале, или миндалевидному телу, — области мозга, ответственной за формирование эмоциональных реакций вообще и страха в частности. Другие подобные исследования, наоборот, никаких корреляций между взглядом на нечто непривлекательное и активацией конкретных участков мозга не выявили. И это одна из причин, по которой на специалистов по нейроэстетике обрушивается критика коллег.

Бездушная красота: как и за что критикуют нейроэстетику

Нейроэстетика действительно является объектом споров и дискуссий среди ученых. Например с большой статьей по этому поводу в PLOS Biology выступили нейрофизиолог Бевиль Конвей из университета Уэллсли и музыковед Александр Рединг из Гарвардского университета. Они апеллируют к тому, что невозможно выделить универсальные принципы красоты, которые якобы закладываются в мозге. Да и вообще активно намекают, что вся нейроэстетика зиждется на редукционистском подходе и к физиологии, и к искусству.

Также с критическими статьями в New York Times и других известных СМИ выступила профессор философии из Калифорнийского университета Беркли Альва Ноэ. Она считает, что нейроэстетика дает одновременно слишком широкий и слишком узкий взгляд на искусство и красоту. Получается, что прекрасное трактуется только как стимул для нейронов мозга. «Понимание красоты и извлечение смысла из неё — это слишком целостный опыт, чтобы попытаться свести его до нескольких механизмов», — отмечает Ноэ.

В ответ на это упомянутый выше Семир Зеки поясняет, что нейроэстетика предлагает совершенно новое понимание красоты. Вместо того чтобы определять, какие характеристики имеют все красивые объекты, он и его единомышленники выясняют, что общего у этих объектов с точки зрения того, как мозг воспринимает их. Эти данные могут существенно помочь рекламному бизнесу и арт-индустрии.

К слову, уже два крупных художественных музея — Музей Пибоди в Эссексе (США) и галерея Тейт Модерн в Лондоне — начали партнёрство с нейрофизиологами по этому вопросу.

Профессор Зеки также считает, что, независимо от культуры, существуют определенные закономерности в работе мозга, связанные с эстетической оценкой. При этом он не отрицает, что понятия красоты различаются между культурами и меняются в рамках одной культуры. Он делит восприятие красоты на биологически обусловленное и культурно унаследованное. «Например для мусульманина мечеть окажется более красива, чем католический собор, потому что для него в этой эстетике больше смысла. Но одну и ту же красивую женщину или маленького ребенка признают прекрасными в подавляющем большинстве стран и культур», — поясняет нейробиолог. То есть весь вопрос заключается в том, по каким общим законам мозг человека обрабатывает, кодирует и генерирует эстетические переживания.

Но пока у этого научного спора нет победителя, и доводы всех сторон имеют смысл. Более того, в дискуссию вклинивается еще одна группа исследователей, которая предлагает искать ответы на вопросы в теории эволюции и генетике.

Мечеть шейха Зайда. Фотография - отличный пример того, как изображение с идеальной симметрией становится более эстетичным.

Эволюция, симметрия и правильные гены

Довольно большой пласт научных работ по анализу эстетического восприятия можно найти у экспертов в области эволюционной биологии и психологии. Красной нитью через эти исследования проходит идея о том, что восприятие красоты помогало человеку выживать и развиваться. Красивый пейзаж с красивыми растениями с большей вероятностью оказывался тем местом, где было больше пищи и ресурсов. Вода из кристально чистого ручья была полезнее, чем вода из мутной реки. Даже сейчас, оказавшись в магазине, скорее всего, вы выбираете красивые, ровные фрукты, без пятен и гнили. То есть инстинкт выбора в пользу красоты оказывался целесообразен, когда дело касалось выживания и продолжения рода.

Этот же эволюционный механизм работает и с человеческими лицами. А главную роль тут играет симметрия. Так, Аньян Чаттерджи, профессор Высшей школы медицины университета Пенсильвании, отмечает, что абсолютное большинство экспериментов в области нейронауки приводит к единому выводу: лицевая симметрия сигнализировала нашим предкам о лучшем партнере для создания потомства.

В этом смысле человек с более симметричным лицом с меньшей вероятностью обладает генетическими аномалиями, а значит он обеспечит здоровых детей.
Конечно, в действительности нет четкой связи между качеством генов и внешней привлекательностью. Но инстинктивные отголоски этого механизма эволюционного отбора у нас, похоже, остались.

Эта теория одинаково подтверждается как при анализе представителей западной культуры, так и восточной (хотя в азиатской эстетической традиции искусства выше ценится асимметрия), как в исследованиях с участием жителей мегаполисов, так и на примере сообществ, отдалившихся от цивилизации (племена в Танзании и Папуа Новой Гвинеи). Кстати, маленькие дети в возрасте шести месяцев также позитивно реагируют именно на симметричные лица.

Но некоторые ученые обращают внимание на то, что вообще-то у подавляющего большинства людей есть направленная асимметрия. Например, левая сторона лица немного больше, чем правая. И это нормально. Также возникает вопрос, почему тогда люди в ходе некоторых экспериментов выбирают одни и те же половинки незнакомых красивых лиц без всякой симметричности.

Вот поэтому ряд биологов и нейрофизиологов предлагает говорить о наличии неких средних пропорций и параметров, которые привлекают нас. Ведь, согласно наблюдениям, среднестатистические признаки с меньшей вероятностью сигнализируют о мутации. Кроме того, усредненность отражает большую гетерозиготность — наличие как доминантной, так и рецессивной аллели в генах, а не двух доминирующих или двух рецессивных аллелей (преимущество, которое отражает симметрия). А гетерозиготность зачастую гарантирует относительно большую устойчивость и выносливость организма. Снова эволюция и ее законы.

На самом деле, вести дискуссию на эту тему можно бесконечно. Чем дальше мы погружаемся в нее, тем больше новых споров возникает. Но из всех проведенных на сегодняшний день исследований вытекает банальный вывод: красота заключается не в объекте, это мы сами наделяем мир вокруг атрибутами красоты. Эта функция нашего мозга и сознания помогает нам быть людьми и чувствовать себя людьми. Она не определяет нас, но определенно помогает жить.

Hello beautiful

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться