Естественные науки

Каково быть летучей мышью?

летучая мышь, млекопитающее, эхолокация

 

В 1974 году американский философ Томас Нагель опубликовал статью, в которой он проводит один из самых известных мысленных экспериментов в философии. Суть этого эксперимента состоит в том, что Нагель предлагает нам представить, каково быть летучей мышью. Рассказываем, зачем это надо и почему этот эксперимент так важен для когнитивных наук.

В связи с чем был придуман этот мысленный эксперимент

В третьей четверти ХХ века одним из доминирующих направлений в философии и когнитивных науках был редуктивный физикализм. Согласно этой позиции, сознание можно полностью свести к физическим процессам, происходящим в мозге. Каждому психическому состоянию должно соответствовать определённое физическое состояние. Сознание, таким образом, редуцируется до суммы материальных процессов, которые при желании можно посчитать и с точностью воспроизвести.

Это представление о сознании могло бы показаться частным научным вопросом, если бы не затрагивало одной из фундаментальных проблем философии — проблемы соотношения объективного и субъективного. Редуктивный физикализм выталкивает всё, что находится в сфере субъективного, в область объективных фактов, которые можно изучать с позиции независимого наблюдателя.

Нагель же занимает принципиально противоположную позицию. Он говорит о том, что любой наш опыт опосредован нашим сознанием — он является феноменом, который переживаем лично мы и никто другой.

Томас Нагель

Томас Нагель

Каково быть летучей мышью?

Чтобы продемонстрировать это, он предлагает попытаться представить себя летучей мышью и задаться вопросом о том, каково быть летучей мышью с точки зрения летучей мыши.

Нагель выбрал летучую мышь, потому что это достаточно близкое к человеку животное — оно является млекопитающим, так что трудно сказать, что на этом уровне филогенетического древа вообще нет опыта, как это могли бы попытаться сделать в случае с насекомыми или растениями. И в то же время это животное крайне отличается от человека. Его органы чувств устроены принципиально иным образом, так как летучие мыши, в отличие от нас, видят мир вокруг себя с помощью эхолокации. Нагель полагает, что этот опыт будет наиболее показательным, так как летучие мыши одновременно и довольно близки людям, и весьма далеки от нас.

Мы можем попытаться представить, что мы летаем, висим вниз головой на чердаках, пользуемся эхолокацией для ориентирования в пространстве. Однако это значит — только представить, что было бы, если бы мы вели себя как летучая мышь, а не если бы мы были летучей мышью.

Мы также могли бы попытаться сосредоточиться на сходных переживаниях, которые имеют и люди и летучие мыши: на голоде, боли, жажде, ощущениях тепла или холода. Однако и они не дали бы нам представления о том, что ощущает летучая мышь. Причём не только в области эхолокации и восприятия мира органами чувств. Даже сами наши представления о том, что такое боль, жажда и т. д., — это представления человека (причём весьма конкретного), а не летучей мыши.

Наконец, мы могли бы представить себе технологию, которая позволила бы нам трансформироваться в летучую мышь и обратно. Однако, как полагает Нагель, даже в этом случае опыт летучей мыши остался бы для нас недоступен. Поскольку, превратившись в неё, мы не смогли бы его передать, а превратившись обратно, не могли бы его себе представить, так как он слишком отличается от того опыта, к которому приспособлено человеческое тело и восприятие.

Как бы точно мы ни описывали мозг летучей мыши и происходящие в нём процессы, мы всё равно не поняли бы, как их переживает сама летучая мышь. Потому что обладать сознанием, значит обладать субъективным, а не объективным опытом.

Аналогичные мысленные эксперименты

Как показывает Фрэнк Джексон в мысленном эксперименте под названием «Комната Марии», мы можем бесконечно описывать с точки зрения физики, как глаза улавливают свет, а уши улавливают звуковые волны. Однако это не даст нам никакого представления о том, что значит воспринимать свет или звук, каково это. Невозможно описать музыкальную мелодию, рассказав о физических свойствах звука, который улавливают ваши уши. Невозможно описать восприятие красного цвета, сказав, что это поток электромагнитного излучения с длиной волн 630-760 нанометров и частотой 476-394 терагерц.

Эксперимент «Комната Марии»

Эксперимент «Комната Марии»

Точно так же австро-британский философ Людвиг Витгенштейн полагает, что невозможно чувствовать чужую боль. Можно сопереживать ей. Можно вспоминать, что у вас была аналогичная ситуация, в которой вы испытывали то, что вы и ваш собеседник называете болью, и в которой вы реагировали похожим образом, как и тот, кто испытывает боль сейчас. Можно даже описать, какие физические процессы произошли в организме в этот момент. Однако невозможно быть уверенным в том, что чужое переживание боли похоже на ваше собственное.

И, как полагает английский философ Джон Локк, невозможно быть уверенным, что другой человек видит красный цвет точно так же, как и вы. Если бы для него весь цветовой спектр был инвертированным, то никто этого никогда бы не заметил, поскольку этот человек точно так же реагировал бы на предметы, которые вы считаете красными, даже если бы он видел их зелёными. Потому что, возможно, все предметы, которые вы видите зелёными, он видел бы красными.

Все эти эксперименты показывают, что сознание невозможно описать в чисто физических терминах. Оно всегда представляет собой личное, субъективное переживание, некоторую частичку опыта, называемую квалиа, которую никак невозможно описать или передать другому человеку, потому что оно принадлежит только мне. А потому и вопрос о сознании невозможно решить с чисто материалистических позиций.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться