Социальные науки

Как шотландец всю Францию обманул

11 апреля 2018 0

Джон Лоу

Джон Лоу 

Мы продолжаем ликбез по финансовым кризисам и коллапсам, которые случались повсеместно, начиная с XVII века. В прошлых статьях мы затронули тюльпаноманию из Нидерландов и два транспортных «пузыря» из Великобритании. Однако география мошенничества и финансовой неграмотности гораздо шире. Более того, иногда в истерику оказывается вовлечена не одна отрасль, а целая страна со всей финансовой системой. Сегодня мы расскажем о событии такого масштаба — афере Джона Лоу, которую он сотворил с Францией начала XVIII века.

 

Кто вы, мистер Лоу?

Джон Лоу (John Law) родился в 1671 году в Эдинбурге в семье банкира. В 14 лет юноша потерял отца и приобрел огромное наследство, которое, впрочем, у него не задержалось. В 20 лет он переселился из Шотландии в Лондон, где окончательно растратил папины деньги и накопил долги в огромных количествах. Чтобы расплатиться, Джону пришлось даже продать родовое имение Лористон.

Темперамент определил стиль жизни Джона: он кутил, любил противоположный пол, азартные игры и роскошь. Параллельно он спекулирует картинами и драгоценностями, а также играет в карты на деньги. Поехать на континент его вынуждает неуемный нрав — в одном из своих любовных треугольников Лоу убивает на дуэли графа Уилсона и попадает в тюрьму. Из заточения Джон убегает, по легенде, спрыгнув с небывалой высоты в десять метров. Правда это или очередной штрих к портрету безудержного авантюриста — неизвестно, а Лоу в 1694 году покидает Британию и оседает в Амстердаме.

В нидерландской столице, которая тогда была одним из финансовых центров мира, Джон Лоу вплотную знакомится с экономической теорией, не забывая посещать игорные дома. Вскоре он обобщает свои мысли насчет национальной экономики в труде «Деньги и торговля, рассмотренные в связи с предложением об обеспечении нации деньгами». Суть книги сводится к простому постулату: ни одной стране не выжить без бумажных денег и выпускать их должен единый государственный банк.

Вооружившись своей идеей, Джон пускается в путешествие по всей Европе, предлагая каждому правительству новую финансовую систему. Он даже заехал в родную Шотландию, где парламент отклонил его идею, равно как отказались от его услуг в Голландии, Венеции, Генуе, княжествах Германии. Попутно он играет в карты везде, где оказывается, и постоянно выигрывает.

Лоу мог остаться в истории мира повесой, игроком и баловнем судьбы, если бы не его знакомство с регентом королевского престола Франции — Филиппом Орлеанским. Слава Джона опережала его самого, поэтому глава полиции Парижа, предупрежденный итальянцами, уже издал указ об изгнании Лоу из столицы, но знакомство с главой государства перечеркивает любые указы. Итак, идеи Лоу пришлись регенту по вкусу, и шотландец получил целую страну для своих экспериментов. Но что это была за страна?

Филипп II Орлеанский
Филипп II Орлеанский

Регент и дыры в бюджете

Прежде, чем страной начал править Филипп Орлеанский, долгое время у власти находился один из самых известных французских монархов — Людовик XIV, или «король-солнце».

Людовик был сильной личностью и убежденным абсолютистом — пережитые в детстве годы Фронды оставили в его сознании мысль, что страной должен править монарх, единственный в своем роде и обладающий всей полнотой власти.

Когда говорят про абсолютизм Людовика, обычно вспоминают сцену его общения со своими министрами. «Господа, думаете, что государство — это вы? Государство — это я».

Выйдя из-под гнёта кардинала Мазарини, Людовик в 23 года приобретает всю полноту власти и упраздняет должность первого министра. Всего на троне «король-солнце» продержался 72 года — рекорд среди европейских монархов.

При Людовике Франция достигла максимальной консолидации вокруг монарха, вместе с этим развивались мануфактуры, в стране расцветали искусство и наука. Один из национальных символов Франции — Версаль — был реконструирован в пышный дворец при Людовике XIV.

Не забывал король и про военные расходы. Он реформировал армию и флот, став одним из самых сильных игроков на континенте. При этом Людовик XIV не стеснялся пускать в ход свои войска: при нем французы участвовали в Голландской войне, в Войне Аугсбургской лиги, в Войне за испанское наследство. Не все из этих кампаний были удачными для Франции, но за долгие годы правления Людовика авторитет страны возрос многократно.

Вместе с авторитетом и могуществом в геометрической прогрессии рос национальный долг Франции: армия, флот и весьма затратный двор Людовика поглощали больше денег, чем могла произвести страна. К моменту смерти «короля-солнца» за Францией числилось 3 млрд ливров долга при годовом дефиците бюджета 3 млн ливров. Великий монарх оставил своему преемнику — правнуку Людовику XV — роскошный Версаль и совершенно пустую казну. Впрочем, решать бюджетные вопросы пришлось не малолетнему королю (в 1715 году Людовику XV было пять лет), а регенту Филиппу Орлеанскому. По легенде, после похорон Людовика XIV Филипп воскликнул: «Ну, господа, теперь повеселимся!» На веселье времени не нашлось, как не было его на долгое восстановление государственного бюджета. Регент решил справиться с ситуацией быстро и, как ему казалось, эффективно, поэтому Джон Лоу пришелся ко двору как нельзя кстати.

 

Ранняя ассигнация банка Лоу номиналом в 100 лир

Banque Generale

Неизвестно, что подвигло Филиппа Орлеанского принять систему Лоу — настоящая вера в силу бумажных денег или же безысходность. Казна Франции была пуста после праздных лет Людовика XIV, Война за испанское наследство еще сильнее надломила экономику страны, на колоссальный государственный долг набегали проценты, а все налоги на 3-4 года вперед были растрачены.

Лоу предложил следующее: создать государственный банк, который будет выпускать свои банкноты с условием, что их в любое время можно будет обменять на металлические монеты по номиналу. Право на эмиссию этих банкнот принадлежит только банку, за подделку — смертная казнь. Шотландский финансист планировал, что бумаги банка будут не просто обязательствами обмена на золото и серебро, но и станут полноценными платежными средствами. Также он предлагал регенту конвертировать национальный долг в банкноты, с тем чтобы постепенно погасить его.

Поначалу система Лоу не встретила воодушевления среди французов. Его называли шарлатаном, а к банкнотам относились с недоверием. Постепенно отношение к Banque Generale — так Лоу назвал свой банк — стало меняться, а бумажные деньги приобретали все больше популярности. На этом изменении сказались и личная убежденность Джона в том, что его система работает, и поддержка регента. Так, Филипп Орлеанский внес в активы банка 1,5 млн ливров золотом, а также повелел, чтобы все налоги королевства взимались в банкнотах, а не в монетах.

Вскоре банк Джона Лоу пошел в гору, бумажные деньги завоевали доверие не только во Франции, но и за рубежом — Бавария приняла три миллиона бумажных ливров в счет старых долгов. Теперь шотландский любимец судьбы решил приступить ко второй части плана.

 

Компания «Миссисипи»

Дальнейшая мысль Лоу была такой: раз банк основан и бумажные деньги котируются в народе, нужно создать компанию, которая будет приносить государству прибыль. Среди всех сфер деятельности Джон выбрал одну из самых перспективных — торговлю с заморскими колониями Франции. Среди разоренных французских купцов у него не было конкурентов, а поддержка регента и база в виде Banque Generale обеспечивали ему хороший старт. Благо, торговать было с кем.

С самого начала XVII века Франция вела активную экспансию в Новом Свете. В 1608 году на территории современной Канады французские колонисты основали Квебек, в 1642 году — Монреаль, а в 1663 вся Канада была объявлена колонией королевства. Также французы контролировали территории к западу от реки Миссисипи — эту местность в честь Людовика назвали Луизианой. В то же время начинается активная колонизация Гвинейского залива и устья реки Сенегал в Африке, а в Индии французы закрепляются на юге, в районе города Пондишери.

Лоу решил начать с малого: в 1717 году он основал «Восточную компанию», которая стала отправной точкой в создании внешнеторговой монополии. Через несколько месяцев после создания, «Восточная компания» поглощает компанию—банкрота Мисиссипи.

Особой популярностью акции объединенной компании не пользовались. Лоу делал ставку на то, что люди прельстятся рассказами о несметных богатствах Луизианы, начнут массовую миграцию, а из колонии потекут деньги. В народе ходили слухи, что жемчуг в водах Миссисипи лежит гроздьями, вокруг плодородные земли, берега сплошь из золотого песка, а драгоценные металлы лежат прямо на поверхности. Сам Лоу в Луизиане не был, равно как и вообще за пределами Европы.

Реальная же Луизиана представляла из себя неосвоенный, заболоченный край с дикими быками и оленями. Новый Орлеан, который был главным портом Луизианы, едва насчитывал 700 жителей, которые постоянно страдали от набегов индейцев, болезней, голода и наводнений. Чтобы стимулировать интерес к заморским территориям Франции, а следом и к своему предприятию, Лоу решил организовать рекламную кампанию, которая убеждала всех ехать в Новый Свет за драгоценными металлами и камнями. Французы без восторга воспринимали эти призывы, а те, кто все же соглашался, видели на месте удручающую картину болотистого дикого края. Лоу замыслил создать прецедент и основал в Арканзасе город, в который начал рекрутировать немцев из Пфальца. Но и немцы отнеслись к его затеям без энтузиазма. Тогда он пошел на крайние меры и добился того, что в Луизиану начали принудительно посылать сумасшедших, заключенных и ожидающих суда. И все равно акции «Восточной компании» не росли и продавались меньше, чем стоили на момент выпуска.

Лоу решил подойти к проблеме с другой стороны: он объявил, что через полгода выкупит акции у любого держателя по номинальной стоимости. Рынок встрепенулся. Люди решили, что Луизиана и правда представляет из себя ценность, а у Лоу есть инсайдерская информация, раз он дает такие обещания.

После своего обещания Лоу присоединяет к своей компании все внешнеторговые организации Франции: Африканскую, Французскую Ост-Индскую и Китайскую компании. Лоу создал монополию, и теперь ему был дан карт-бланш на торговлю с колониями королевства. Попутно он добивается от регента права на выпуск 50 тыс. акций «Восточной компании» номиналом 500 ливров каждая. Тем, у кого не было 500 ливров, предлагался кредит на 20 месяцев с первым взносом 75 ливров. Если учесть, что еще до второго платежа стоимость акций возросла вдвое, человек, заплативший 75 ливров, получал 425 ливров прибыли — более чем солидный процент.

Изображение Нового Орлеана 1720-го года

Время истерии

С того момента акции «Восточной компании» шли только вверх. Постоянное расширение монополии, получение новых концессий от государства и хитроумные рекламные трюки убеждали французов, что в Луизиане реально есть богатства и покупка акций сделает их богатыми. Вместе с тем Лоу приобретал за деньги все больший вес в обществе: сначала он выкупил у государства право на всю прибыль королевского монетного двора за последующие 9 лет, а следом приобрел право собирать все непрямые налоги. Джон решил ввести вместо многочисленных поборов единый национальный налог, облегчив участь простолюдинов и сократив штат сборщиков. Такие меры только прибавляли ему популярности, а его акциям — цены.

Одновременно со стихийным ростом котировок акций «Восточной компании», Лоу на полную мощность включает печатный станок своего Banque General, который к тому моменту национализирован. С помощью бумажных денег и дешевых кредитов банк обеспечивает людей деньгами, чтобы те покупали акции компании Лоу. Так и работала система: банк поддерживал компанию, а компания — банк.

К моменту, когда активы предприятия Лоу стоили уже по 5 тысяч ливров за акцию, большинству было неважно, что на самом деле творится в Луизиане. Все покупали акции ради перепродажи, говоря проще — спекулировали. На первых порах компания даже выплачивала дивиденды, но по схеме финансовой пирамиды — деньги новых вкладчиков выплачивались старым, при этом никакой существенной прибыли колонии не приносили.

Францию охватила истерия. На парижскую улицу Кинкампо, где шли торги, стекалась чуть не вся Европа. Счастливый обувщик, который держал лавку возле дома Лоу, получал по 200 ливров просто за сдачу своего стола в аренду биржевым игрокам. Бедняки богатели в одночасье, богачи становились миллионерами.

Популярность самого Лоу достигла невероятных масштабов: маркизы и герцоги ждали его аудиенции часами, каждый знатный и незнатный француз желал знать его и был готов платить взятки слуге, только бы тот назвал имя гостя в присутствии шотландца.

Высший пик карьеры Джона Лоу во Франции пришелся на январь 1720 года, когда регент назначил его генеральным контролером — должность, которая соответствует нынешнему министру финансов. В глазах нации он был спасителем, который облегчил жизнь беднякам, вдохнул в экономику новые силы, а Францию спас от падения в пропасть.

Однако не все были столь оптимистичны.

 

Конец системы Лоу

Первый тревожный звонок прозвучал в начале того же 1720 года, когда герцог Конти потребовал от банка его прямых обязательств — обменять бумажные деньги на металлические. По легенде, он предъявил столько банкнот, что для вывоза всех обмененных монет потребовалось три телеги. Лоу забеспокоился: по его подсчетам в стране ходило в несколько раз больше бумажных денег, чем он мог обменять на золото и серебро. Тогда Лоу задействовал административный ресурс и потребовал вернуть 2/3 монет Конти обратно в банк. Герцог негодовал, но всенародная любовь к Лоу заглушила это негодование.

Тогда забеспокоились другие держатели бумажных денег, которые начали требовать от банка исполнения обязательств. В ответ Лоу принимает законы, которые запрещают золотые и серебряные украшения на публике, затем запрет распространяется и на сбережения в драгоценных металлах. По всей Франции начинаются обыски и аресты.

К тому моменту акции «Восточной компании» уже достигли своего пика в 10 тыс. ливров и постепенно начали падать. Спасать надо что-то одно, и Лоу выбирает банк. Для этого он предлагает всем акционерам выкупить их акции по фиксированной стоимости 9 тысяч ливров, что более чем прибыльно — наивысшая номинальная цена акций была 5 тысяч ливров. За счет чего Лоу предполагает выкупать акции? За счет выпуска новых бумажных денег.

Лоу за один месяц удваивает количество банкнот, чем только подстегивает инфляцию, а вместе с тем указом закрывается частная торговля акциями «Восточной компании». Сложилась такая ситуация: у людей на руках есть стремительно дешевеющие банкноты и акции, которые можно обменять на эти банкноты. Хранение золота на суммы свыше 500 ливров запрещено, обмен банкнот на драгоценные металлы — тоже. В этот момент к французам приходит осознание, что система не работает. Не помогает и Луизиана — хоть Лоу и старался отлавливать бродяг и преступников для отправки в Новый Свет, богатств стране от этого не прибавилось.

Когда акции упали до цены 5 тысяч ливров, а цены выросли еще вдвое, от Лоу отворачивается его главный союзник — регент Филипп Орлеанский. «Восточная компания» лишается всех привилегий, а Лоу — должностей. В середине 1720 года Banque Royale объявлен банкротом, а все его банкноты аннулированы. К началу 1721 года акции предприятия Лоу уже не стоят ничего. При покровительстве регента самому шотландцу удается беспрепятственно покинуть Францию и осесть в Италии.

Франция еще долго с недоверием относилась к кредитно-денежной системе и банкнотам. Всех игроков, которые не успели вывезти приобретенные спекуляциями богатства за границу, подвергли преследованиям, их доходы конфисковали специальным указом. В 1723 году умер регент, а в 1729 — сам Джон Лоу.

Система Лоу нанесла огромный вред французскому королевству. Повсеместно разорялись семейства и частные лица, банкротства шли один за одним, экономика вновь пришла в упадок. Несмотря на то что часть госдолга Джон Лоу сумел ликвидировать, большая его часть осталась невыплаченной. Вероятно, Франция так и не смогла оправиться от этого потрясения, а дальнейшая политика Людовика XV и Людовика XVI привела страну к полномасштабной катастрофе — Великой французской революции.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться