Социальные науки

Как наивная вера в науку и разум привела к катастрофам ХХ века

26 декабря 2017 0

Владивосток в начале XX века

Владивосток в начале XX века 

Наука часто кажется нам средством решения всех социальных проблем. Но именно наивная вера в науку и прогресс стала причиной катастроф, постигших человечество в ХХ веке.

Наука до ХХ века

Европа — уникальный регион. Ещё в Х веке она считалась бедной, холодной, отсталой и малонаселённой территорией, удалённой от всех основных торговых путей. Тысячелетиями Египет, Турция, Персия, Китай, Индия считались центрами науки, культуры и торговли. Но уже к XVII веку европейцы подчинили себе почти весь остальной мир. И, поскольку историю пишут победители, мировая история теперь строится вокруг истории Европы.

Что обеспечило европейцам преимущество? Что позволило им резко догнать и перегнать весь остальной мир? Что позволяло им легко контролировать население колоний, в разы превосходящих численностью население метрополий, которые, к тому же, были заняты постоянной борьбой друг с другом на собственном континенте? Это была, несомненно, европейская наука.

 

Да, в Египте были передовые технологии строительства, китайцы первыми изобрели порох, в Индии была развитая философия, ацтеки и майя создавали сложнейшие календари. Кроме того, у большинства этих народов была система школ, в которых давалось передовое образование. Но это всё была не наука — это была технология. Это были сакральные, эзотерические знания, предназначенные для практических нужд. Достаточно вспомнить, что теорему Пифагора Пифагор подсмотрел у египетских жрецов, которые использовали её для строительства храмов и пирамид. Пифагор же сделал из неё отстранённое, абстрактное знание о мире — знание ради знания, знание, предназначенное для публичной дискуссии.

Пифагор на фреске Рафаэля (1509 г.)

Пифагор на фреске Рафаэля, 1509 г.

Однако и этого было ещё недостаточно. Греки и римляне использовали знание для политических целей: чтобы отстаивать свою точку зрения в публичных дебатах. С приходом христианства церковь поставила философию на службу богословию. Ссылка на библию стала сильнейшим аргументом в споре, а большая часть греко-римского наследия была утрачена в результате нашествия варваров. Однако в эпоху Возрождения в Европу проникли книги и свитки, хранившиеся на занятых арабами территориях, ранее принадлежавших Римской империи.

В то же время церковь переживала кризис, так что новые-старые знания спровоцировали всплеск интереса к древнему наследию. Философы стали избегать вопросов о Боге, сосредоточившись на человеке и природе. Человек в картине мира гуманистов оказался в центре Вселенной. Он был поставлен Богом на это место, чтобы управлять природой.

Так, из сочетания средневекового богословия и античной философии родилось представление о том, что человек способен контролировать природу, изменять мир, делать его лучше. И конечной целью этого планируемого усовершенствования должен был стать сам человек, его собственная «падшая», «греховная» природа. Его необходимо было вывести из естественного, природного состояния и подчинить разуму.

Европейская рациональность и модернистский проект

И развитие науки способствовало этому: индустриализация и урбанизация разрушали традиционный уклад жизни, образование стало необходимым на работе, а потому получило повсеместное распространение, новые изобретения позволяли изменять мир, делать его более управляемым. Возникло представление о том, что возможно полностью освободиться от мира природы и необходимости и создать Царство Божие на земле — мир свободы и разума.

Для этого надо было только полностью подчинить природу, в том числе и человеческую, разуму, отринув эту саму природу, полностью от неё отказавшись и создав с нуля абсолютно новый мир. Неслучайно главным символом, апогеем этой идеи стал «Чёрный квадрат» Казимира Малевича. Он выражает тотальный разрыв с прошлым и главное стремление авангардистов (не только в искусстве, но и в политике) — полный разрыв с природой, формой, подражательностью и создание чего-то абсолютно нового с чистого листа.

Однако в самом сердце этого проекта (называемого модернистским) обнаружилось противоречие: творец нового, очищенного, разумного мира сам неизбежно происходит из мира природы, он сам «порочен». Кроме того, модернистский проект, желая полностью избавиться от прошлого, оказывается полностью от него зависим, полностью укоренён в нём, ведь всё, что делали модернисты, они делали ради избавления от наследия предшественников, ради того, чтобы не быть на них похожими, и таким образом просто стали их отражением. Из-за этого в самом сердце тотально-рационалистического проекта оказалось зерно иррационального, дикого, безумного.

Результатом стал весь ХХ век — век катастроф. Желание построить идеальное общество выродилось в повсеместный тоталитаризм (в том числе и в номинально демократических странах), уничтожающий всех несогласных и подчиняющий всех остальных. Рационализация всех сфер жизни привела и к рационализации смерти — тотальной войне, созданию концлагерей, ядерным бомбардировкам. Желание безопасности привело к паноптизму, слежке за гражданами, вторжению в личную жизнь, охоте на ведьм. Создание новой культуры сочеталось с уничтожением старой. А главными художниками этого времени, перекраивавшими мир в соответствии с представлениями модернистов, оказались главные монстры истории: Сталин и Гитлер — оба пришедшие к власти благодаря эксплуатации иррациональных, животных инстинктов и поставившие эту самую иррациональность во главе рационализации, благодаря чему ХХ век стал веком тотального методичного всепроникающего и всеподчиняющего безумия.

Воздушный XX век летит на смену XIX кузнечно-паровозному. Обложка журнала «Будильник»,1900 год

Воздушный XX век летит на смену XIX кузнечно-паровозному. Обложка журнала «Будильник»,1900 год

Ошибка эпохи модерна, обернувшаяся катастрофой, состояла в том, что по сути своей модернизм опирался на те же идеи, на которые опирались ещё античные, а вслед за ними и средневековые мыслители. Они полагали, что можно отстраниться от мира, взглянуть на него беспристрастно, как бы со стороны, как делает это трансцендентный миру Бог, отойти от этого мира, увидеть его таким, какой он есть на самом деле, и исправить. Такой взгляд подразумевает, что существует некоторый абсолют, истина, которая важнее любых мнений. А если истина важнее всего, то значит ничто другое уже не важно, значит ради неё можно преступить любые нормы и уничтожить всё (и всех), что мешает её реализации.

Но проблема в том, что мы всегда находимся в плену тех или иных обстоятельств. Мы не можем как Бог взглянуть на мир «с точки зрения вечности». У нас всегда есть определённая точка зрения, с которой мы наблюдаем. И наше восприятие всегда искажено условиями, в которых оно происходит.

 

Более того, невозможно изменить мир, начав строить всё с чистого листа. Переустроители мира неизбежно оказываются в ситуации, когда их уже окружают определённые условия, с которыми необходимо работать. И, оказывая какое-либо воздействие на одну часть ткани социальной реальности, они неизбежно приводят в движение всё полотно.

Поэтому неизбежно приходится считаться с мнениями других людей, рассматривать и принимать во внимание множество других точек зрения и продумывать, какое влияние окажет то или иное действие не только на какую-то часть социальной системы, но и на всю систему в целом, ведь эта часть выполняет в ней определённую функцию.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться