Социальные науки

Интернациональная готика в миниатюрах французских рукописей

1 июля 2017 0

Часослов Маршала Бусико.

Часослов Маршала Бусико. Св. Иеронимус (фрагмент). Источник: Wikimedia.org (CC-PD-Mark)

Рубеж XIV и XV веков – время расцвета интернациональной готики во французском искусстве. Несмотря на непродолжительность этого периода (около шестидесяти лет), он оставил после себя ряд прекрасных произведений, в том числе и иллюстраций манускриптов, отмеченных невероятным изяществом и красотой стиля.


 

Искусство интернациональной готики как зеркало времени

Зародившись, как и её предшественница, на территории Франции, интернациональная готика, тем не менее, сильно отличается от готики в её «классическом» варианте. XIII век заложил основы этого готического искусства, можно сказать, позволил ему появиться на свет. Но в миниатюрах рукописей этого периода уже нет ни бесплотности как будто застывших в воздухе фигур, ни вездесущей условности стиля, ни абстрактного золотого фона. Интернациональная готика оказалась «ребенком своенравным и капризным», однако, как ни странно, она всеми силами старалась поэтизировать своего родителя.

Отчего же она воспевала прошлое, старалась возродить угасающий дух куртуазности и аристократичности? Истоки этого нужно искать в исторических событиях. Ведь как заявил А.Стерлигов:

В опыте мировой культуры – это один из самых ярких примеров жесткой зависимости развития искусства от событий гражданской истории
Рубеж XIV – XV вв. был для Франции временем непростым – кризис Римской империи, чума, раскол церкви, Столетняя война, в которой англичане одерживали победу за победой. В двадцатых годах XV в. они даже заняли Париж – столица оказалась в руках врага, а могущество французской королевской власти было непоправимо подорвано. О чем в такие дни мечтали французы? Беднеющие аристократы, те, что еще могли позволить себе покупку книги, находили утешение в прошлом. Для обогатившихся буржуа, казалось, не все было так уж плохо, но и они, подражая аристократии, ждали от искусства ретроспективности.

Особенность стиля

Часослов Бедфорда

Дева Мария мать милосердная. Часослов Бедфорда. Источник: Wikimedia.org (CC-PD-Mark)

Отсюда и стиль – романтичный, манерный, утешающийся в своей пышной вычурности. Персонажи книжных миниатюр интернациональной готики подчеркнуто эмоциональны, и порой кажется, что они упиваются своими трагедиями. Даже образы Христа и Марии потеряли присущую им ранее бесстрастность (вспомним миниатюры Часослова Рогана). Между тем, интересно, что эмоциональность и изображение страданий позволили искусству этого периода стать лиричнее и, как следствие, ближе и понятнее для простого человека.

Франко-фламандская школа

Во Франции, помимо Парижа, где известные иллюминаторы, такие, как мастер Бедфорда, начали работать на англичан, в Бургундии, Орлеане и Бурже появились новые центры производства манускриптов. А поскольку Бургундия в начале XV в. присоединилась к Фландрии, перемещения французских и фламандских художников по территории Франции определили возникновение франко-фламандской манеры с её любовью к деталям.

Часослов Маршала Бусико. Маршал Бусико поклоняется преп. Екатерине. Источник: Wikimedia.org (CC-PD-Mark)

Часослов Маршала Бусико. Маршал Бусико поклоняется преп. Екатерине. Источник: Wikimedia.org (CC-PD-Mark)

Произведения интернациональной готики, быстро получившие популярность в Европе, отличаются изяществом, мягкостью форм, сохранивших, тем не менее, и средневековую графичность линий. Такие художники, как Жакмар Эсденский, мастер часослова маршала Бусико и братья Лимбурги, с разным успехом пытались решить задачи передачи пространственной перспективы, эффектов освещения, объема.

В миниатюрах рукописей условные архитектурные кулисы прошлого столетия они заменили на растущие ввысь башенки, часовни и дворцы. Пейзаж также начали изображать более правдиво и подробно – из тонкой линии он стал разворачиваться в полноценную картину.

Портретный дебют в интернациональной готике

Часослов герцога Беррийского

Часослов герцога Беррийского. Христос покидает Преторию. Wikimedia.org (CC-PD-Mark)

Именно в период интернациональной готики появился портрет – это говорит о смещении акцента внимания с божественных абстрактных понятий на конкретного человека, что в высшей степени будет характерно для эпохи Возрождения. Отдельные редкие портреты и автопортреты появлялись и ранее, но они были настолько типичны и условны, что не позволяли нам узнать об изображаемом человеке практически ничего.

Портреты эпохи интернациональной готики более многочисленны, чем за всю историю Средневековья.

Они, как и ранее, в большинстве своем не имеют сильного сходства с моделью, и главным образом о его персоне и статусе говорят лишь костюм, символы и атрибуты. Тем не менее, в портретах этого времени появляются эмоции – оживление, радость, грусть, удивление. А от них – уже один шаг к передаче портретных черт, и исследователи полагают, что братья Лимбурги были в этом одними из первых (в частности, считается, что портрет герцога Беррийского в миниатюре «Январь» из Великолепного часовника герцога Беррийского уже передает его внешность).

Однако братья Лимбурги, мастер Часослова маршала Бусико, мастер Бедфорда и немногие другие – художники уникальные. Как мы можем видеть, чаще всего попытки освоения портрета, светотени, перспективы и объема оставались довольно неумелыми, особенно по сравнению с более поздним искусством итальянцев.

Но интернациональная готика обладает особенной значимостью, ведь именно она подготовила и сделала возможным художественный прорыв Ренессанса.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться