Социальные науки

Холодная осень 1929-го

25 апреля 2018 0

Очередь за бесплатным питанием. Скульптор Джордж Сигал. Мемориал Франклина Делано Рузвельта, Вашингтон

Очередь за бесплатным питанием. Скульптор Джордж Сигал. Мемориал Франклина Делано Рузвельта, Вашингтон 

До сих пор мы с вами рассматривали кризисы, которые либо касались одной отрасли экономики, либо заканчивались так же быстро, как и начинались. Сегодняшний крах — один из самых масштабных в истории мировой экономики. Он породил целую эпоху, изменил судьбы людей и облик государства, в котором случился. Не будем затягивать вступление — речь пойдет о Великой депрессии.

Как и многие финансовые кризисы, Великая депрессия предварялась эпохой расцвета экономики. Рост доходов и благосостояния позволял людям участвовать в биржевых играх, раздувая финансовый пузырь. Благополучие США после Первой мировой было столь высоко, что у этого периода даже есть свое название — эпоха Просперити.

Благополучие и оптимизм

Говоря строго, эпоха Просперити распространяется не только на экономику и не только в США. Во второй половине 20-х культурный и экономический расцвет затронул и Европу, но её дела нас будут интересовать в меньшей степени.

Базу для своего экономического процветания Америка заложила еще в 60-х годах XIX века, когда после Гражданской войны страна воссоединилась, было отменено рабство, а в экономике укрепился принцип свободной конкуренции. Плодородная американская земля давала для экономики все необходимое сырье, а активность бизнеса превращала это сырье в товары. Растущую мощь США укреплял еще тот факт, что у них не осталось внешних врагов на континенте: с Британской Канадой договорились еще в 40-х, а Мексика после Американо-мексиканской войны угрозы не представляла. В отличие от европейских стран, которые сотрясались войнами и революциями, США росли и расцветали в безопасности.

С наступлением XX века ситуация стала только лучше — Форд изобрел конвейер, который ускорил производство и удешевил товары, всюду внедрялись технические новинки: электроэнергия, телефоны, кинематограф.

Первая мировая война, которая для Европы стала ударом, для США превратилась в отправную точку американского политического величия. По сравнению с союзниками, Соединенные Штаты вступили в войну на три года позже и потеряли на полях сражений 116 тысяч солдат и офицеров против суммарных 4 миллионов у Великобритании, Франции, России и Италии. Долгие и кровопролитные битвы не шли на территории США, её железные дороги, фабрики, мосты и города остались целыми и невредимыми. Более того, ослабленной Европе, особенно проигравшим странам, понадобились средства на восстановление, и Америка выступила главным кредитором Старого Света. После того как американские солдаты, призванные на поля Первой мировой, вернулись на родину, они начали тратить свои жалования, подстегивая этим спрос на товары.

Промышленность, в свою очередь, перестроилась с военного производства на мирное и увеличила предложение. В первые годы после войны экономика страны еще переживала проблемы, но к 1925 году сократилась безработица, упали почти втрое налоги и началась эпоха потребления.

Толпа в американском банке в Нью-Йорке во время банковской паники в начале Великой депрессии

Причины биржевого краха

В отличие от каналомании, «Южных морей» или дела с тюльпанами, у Великой депрессии очень трудно найти единственную причину. Вероятнее всего, потому что единственной причины на самом деле нет, и на удар 1929 года повлияло сразу несколько факторов.

Во-первых, спрос не бесконечен. Американская экономика неуклонно росла за счет того, что постоянно увеличивались объемы потребления, подстегивая объемы производства. По сравнению с прочими жителями планеты, американские граждане образца эпохи Просперити обладали высокой покупательской способностью, но и ей рано или поздно должен был прийти конец. А специфика неуправляемого капитализма такова, что условием роста может быть только постоянное увеличение продаж. Остановка в таком случае означала крах.

Кстати, о неуправляемости — это вторая причина Великой депрессии. После окончания войны еще один срок у власти продержался демократ Вудро Вильсон (1913-21), а затем на 12 лет в Белый дом пришли республиканцы. Экономическая политика Гардинга, Кулиджа и, в особенности, Гувера заключалась в том, что государство — арбитр рынка и вмешиваться в его дела не должно. Для них не могло быть государственной регуляции зарплат и цен, общенациональных социальных программ и компаний, принадлежащих государству. Эти позиции отвечали классической американской политической мысли: правительство собирает налоги и следит за выполнением законов, больше ничего. Такое отношение к бизнесу привело к тому, что в стране расплодились в большом количестве финансовые пузыри крупных и не очень масштабов, а биржевая торговля жила по своим внутренним правилам.

Теперь мы подобрались к одной из главных причин — биржевой. Спусковым крючком Великой депрессии стал как раз крах на Уолл-стрит — Нью-Йоркской фондовой бирже. В связи с тем, что экономика постоянно росла, богатели старые фирмы и появлялись новые. Это отражалось на котировках акций: они неуклонно поднимались. Возможность быстро разбогатеть на одних только ценных бумагах вселяла уверенность в американцев, и они охотно включались в биржевую игру. Нельзя сказать, что увлечение акционной торговлей было общенациональным. К 1929 году на бирже торговали около 1,5 млн человек при 120 млн населения, то есть чуть больше одного процента. Но и этого оказалось достаточно для обрушения экономики всей страны.

Особую роль в биржевом обвале сыграла торговля с маржей, или биржевой кредит. Дело в том, что не все вкладчики могли оплатить полную цену акции. Чтобы не снижать поток клиентов и не сбивать цены, брокеры предлагали своим клиентам следующее: покупатель платит 10 % от стоимости акции, а остальное остается в качестве кредита, который выдает брокер. Многие соглашались на такую схему, так как быстрая прибыль с растущих акций перекрывала проценты. Брокеры, в свою очередь, сами брали кредиты в банках, чтобы оплатить акции, оставляя их же в залог. Такая схема «клиент-брокер-банк» обеспечивала постоянный приток средств на биржу и увеличение котировок. А чем больше были котировки, тем больше было клиентов, и так по кругу.

Еще дров в топку Уолл-стрит подкидывали инвестиционные тресты. Эти компании собирали деньги с мелких вкладчиков, объединяли их в капиталы и вкладывали по собственному усмотрению. Инвесторы лишались мук выбора, трест получал свою прибыль. Напоминаем, что государство никак не регулировало эти дела, и на один честный трест могло попасться пять мошенников.

В итоге выстроилась настоящая пирамида. В основании её были промышленные компании, которые выпускали продукцию и занимались реальным делом. Они же выпускали акции, которые дорожали по мере увеличения спроса. Эти акции покупали инвестиционные компании, образуя второй уровень ценных бумаг, на нем находились акции трестов. Часто получалось так, что дальше надстраивались уже совершенно «бумажные» уровни пирамиды, когда одна инвестиционная компания вкладывалась в другую. При этом цена на акции могла подскочить вдвое, вчетверо и даже в восемь раз. Но великие воротилы с Уолл-Стрит не задумывались, что рост котировок их акций базируется на успешных делах промышленных компаний, которые лежат в основе. Стоит только упасть спросу, остановится рост первичных акций, и все полетит в пропасть. Собственно, так и случилось в октябре 1929 года.

Черный четверг в газетах

Черный четверг

Черные дни недели

Неизвестно, какое конкретно действие привело к обвальному падению фондового рынка 21 октября 1929. Скорее всего, к тому моменту промышленность США достигла пика, и её постиг кризис перепроизводства — люди уже не могли купить все, что производилось. Упали акции одной компании, панику подхватили другие, и за несколько часов было распродано 6 миллионов акций по снижающимся ценам. Изначально в рядах инвесторов и недалеких финансистов царил скепсис. Но уже 24 октября Уолл-стрит накрыло: за первый час торгов цены стремительно пошли вниз, а за всю сессию брокеры продали 12,6 млн акций, часть которых уже не стоила и одного цента. За следующую неделю биржа потеряла еще 30 млн акций, общий объем торгов упал на 40 %, а индекс Доу Джонса снизился на 11 %. Несмотря на усилия Дж. Моргана, который собрал пять крупнейших банкиров Нью-Йорка и сообща попытался остановить падение, цены на бирже неуклонно стремились на дно. Следом за Уолл-стрит начали разоряться мелкие биржи по всей стране. Паника охватила и банковскую систему — вкладчики стали требовать деньги назад. Во многих банках того времени актив составляли не наличные, а акции и ссуды под залог ценных бумаг, которые в условиях краха резко потеряли ценность. Не имея возможности рассчитаться с клиентами, банки становились банкротами и закрывались сотнями.

На первых порах кризис затронул только мелкую буржуазию, которой были по карману вклады в акции. К этому слою относились квалифицированные рабочие, зажиточные фермеры, городская интеллигенция. Когда кризис разросся, зацепило и более крупных игроков: банкиров, бизнесменов, промышленников и брокеров. Однако простой американский народ смотрел на это с равнодушием либо со злорадством, мол, богатые доигрались в своем Нью-Йорке. Вскоре депрессия охватила всю страну, став Великой.

В первую очередь народ начал страдать, когда массово сократилось промышленное производство (в точке максимального падения промышленный индекс Доу Джонса составлял 44 % от докризисного). Где-то фабрики закрывались, где-то сокращался штат. Разорялись маленькие фермерские хозяйства, которые в условиях кризиса не могли сбыть свои товары, а значит и оплатить кредиты. Все это вело к сокращению потребления, а значит и к новым падениям производства.

Американские улицы заполонили безработные мужчины, отцы семейств, которые были готовы практически на любую работу — всего в годы Великой депрессии без работы осталось 13 миллионов человек. Широко распространилось детское бродяжничество и попрошайничество, выросла преступность. По всей стране появлялись так называемые мертвые города — места без работы, покинутые жителями.

Франклин Делано Рузвельт в 1932 году

Франклин Делано Рузвельт в 1932 году

Here comes Franklin

Безусловно, Великая депрессия стала первым для США системным кризисом. В такой необычной обстановке инертная политика казначейства, федеральной резервной системы и президента Гувера (он постоянно утверждал, что кризис вот-вот пройдет и дела наладятся) были припаркой для мертвого. Нужен был новый человек и новый курс.

В 1932 году состоялись очередные выборы президента США. От республиканцев во второй раз шёл Герберт Гувер, которого «восторженные» избиратели часто забрасывали помидорами и тухлыми яйцами во время речей. Известна также историческая острота знаменитого бейсболиста Бейба Рута: когда его спросили, почему он заработал больше президента, Рут ответил, что, видимо, лучше делал свою работу.

Демократы выставили на выборы энергичного губернатора штата Нью-Йорк Франклина Рузвельта, который очень тонко понял, на чем ему нужно сыграть. Будущий президент понимал, что нужен резкий поворот, который позволит США остановить падение и вновь стать процветающей страной. Главным элементом своей платформы он провозгласил Новый курс — программу выхода из кризиса, а также Рузвельт обещал покончить с надоевшим всем сухим законом.

Результаты были ошеломительными. Начиная с президентства Линкольна (1861-65), Белый дом с краткими перерывами контролировали республиканцы. Франклин Рузвельт нанес им такое поражение, что еще долгие годы они не могли полноценно вернуться в политику. Рузвельт победил в 42 штатах из 48 — за Гувера не проголосовала даже родная Калифорния. Среди избирателей будущий президент набрал 57 % голосов, среди выборщиков — 88 %. Вслед за победой на президентских выборах, Демократическую партию ждал успех на парламентских.

Новый курс Рузвельта состоял из нескольких пунктов:

1.     Конфискация золота у населения, девальвация доллара, укрупнение банковской системы. Все это было необходимо для стабилизации национальной валюты.

2.     Вся промышленность была разделена на 17 категорий, каждую из которой регулировал специальный кодекс.

3.     Все банки были подвергнуты санации и последующей проверке. Работать банк мог только после разрешения государства.

4.     Была создана администрация регулирования сельского хозяйства, которая имела право контролировать цены на фермерские товары. Вскоре администрация была распущена, но на государственном уровне шла кампания поддержки фермеров: поля обогащались, строились дамбы, модернизировались сельская техника и бедные фермы.

5.     Безработных начали массово привлекать на общественные работы: строительство дорог, мостов, аэродромов.

6.     Был принят новый закон о труде, который защищал работников от произвола начальства. В частности, этот закон легализовал забастовки и деятельность профсоюзов.

7.     Впервые в истории США были введены пособия по безработице и пенсии.

8.     Стимулировалось жилищное строительство, были введены стандарты для жилых домов и пересмотрены условия ипотеки.

9.     Сухой закон был отменен.

Конечно, Новый курс не изменил все в одночасье. США долго и тяжело преодолевали последствия черного четверга 1929 года и политического безволия республиканской администрации Гувера. Франклин Делано Рузвельт вошел в историю как спаситель нации и отец нового, социального государства. Он продержался у власти как никто другой в истории США — целых четыре срока.

#финансоваяграмотность

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться