Социальные науки

Гуманы против эконов, или Как психолог получил Нобелевскую премию по экономике

8 июня 2017 0

Новые экономические модели

Roman Samborskyi / shutterstock.com 

В 2002 году Нобелевскую премию по экономике получил психолог – Дэниел Канеман. Почему так вышло? Потому что именно психология способна объяснить, почему не срабатывают традиционные экономические модели. Возьмем Адама Смита, основоположника политэкономии и апологета рыночной экономики. Главный герой его теоретических построений – некий «экономический человек», абсолютный эгоист, рациональная личность, стремящаяся исключительно к повышению собственного благосостояния. В модели Смита эти «экономические люди» свободно обмениваются товарами, а рыночные законы спроса и предложения удерживают цены в равновесии. Что же получается в реальности? А вот что — абсолютно либеральная модель экономики не срабатывает даже в Соединенных Штатах.


 

Как наше поведение рушит экономические законы?

Для начала возьмем теорию полезности конца XIX века. Одна из ее предпосылок – максимизация полезности – предполагает, что потребитель с определенными ограничениями (в частности, доход, цены) выбирает такой набор благ и услуг, который полностью удовлетворяет имеющиеся потребности. Другими словами, каждый человек точно знает, что он хочет, в каком количестве и что из этого он может купить прямо сейчас. Похоже ли это на правду?

О том, что «экономического человека» не существует, а люди не всегда ведут себя рационально (или, точнее, постоянно действуют иррационально!), ученые догадывались и до Канемана. Однако его заслуга в том, что он не только указал на иррациональность человеческого поведения, но и выявил целый ряд принципов, которым эта самая иррациональность следует. А уже эти выводы позволяют создавать новые, более точные экономические модели.

Быстро сообразил, быстро купил

Дэниел Канеман. Wikimedia.org (CC-PD-Mark)

Дэниел Канеман. Wikimedia.org (CC-PD-Mark)

Итак, в чем заключается основная идея Канемана? В том, что у человека существует две принципиально разные системы мышления: «медленная» и «быстрая». «Медленная» занимается обдумыванием новых и сложных проблем, рассматривает связи между явлениями с точки зрения логики, делает взвешенные и рациональные выводы. К сожалению, она требует большого объема «оперативной памяти» и не может работать постоянно. Поэтому для принятия решения по поводу того, какой хлеб сегодня купить, существует «быстрая» система.

«Быстрая» система мышления основана на стереотипах и сравнениях, действует она по накатанной колее и благодаря этому не требует особых затрат энергии. Решения, которые она выдает, возникают моментально и воспринимаются как подсказки интуиции. Наличие «быстрой» системы сильно облегчает нам жизнь, но, к сожалению, приносит целый ряд типичных ошибок.

Библиотекарь или фермер?

Во-первых, такая «интуиция» не учитывает статистические данные. В статье «Суждения в условиях неопределенности: эвристические методы и ошибки» и в книге «Думай медленно, решай быстро» Канеман приводит яркий тому пример.

Предположим, бывший сосед описывает человека так:

Стив – застенчивый и замкнутый, всегда готов помочь, но его мало интересуют люди и реальный мир. Кроткий и аккуратный, Стив во всем ищет порядок и структуру, он очень внимателен к мелочам.

По вашему мнению, кем, скорее, окажется Стив: фермером или библиотекарем? Интуиция подсказывает, что словесный портрет соответствует стереотипу библиотекаря, и выберет этот ответ. Хотя на самом деле фермеры составляют гораздо большую часть населения (в США), чем библиотекари, и шансы быть фермером у Стива гораздо больше. Это искажение Канеман называет игнорированием априорной вероятности.

Уверенность в правильности прогноза (Стив – библиотекарь) у «быстрой» системы зависит от того, насколько выбранный результат совпадает с входными данными – это называется репрезентативность. Притом он совершенно не учитывает факторы, ограничивающие точность прогноза. Этот эффект в теории Канемана называется иллюзией валидности. Есть и другие противоречия между «интуицией» и статистикой, но нет смысла перечислять их все – проще адресовать читателя к работам Канемана, который, кстати, пишет доступно и увлекательно.

Теория перспектив

Peter Heeling / skitterphoto.com (CC0 1.0)

Кое-что о теории перспектив

Что еще стоит отметить? Благодаря «быстрой» системе мы высоко оцениваем вероятность события, если аналогичные случаи легко приходят на ум. Наши оценки «привязываются» к некоей точке отчета, даже если она берется с потолка. Например, в ходе одного эксперимента исследуемые группы по-разному оценивали произведения 1х2х3х4х5х6х7х8 и 8х7х6х5х4х3х2х1, принимая за точку отсчета несколько первых шагов умножения.

И снова закономерный вопрос: как соотнести все это с экономической теорией? В книге «Думай медленно, решай быстро» Канеман приводит свою альтернативу теории полезности – теорию перспектив. За основу он взял идею другого нобелевского лауреата, Гарри Марковица, в которой полезность приписывалась изменениям богатства, а не его размерам. Согласно этой теории, плюсы от получения выигрыша в 500 долларов, если у вас был миллион, равны разнице между 1000500 и 1000000 долларов. Поэтому «отрицательная полезность» потери этих 500 долларов опять-таки равна разнице между выгодой от двух указанных сумм.

Канеман говорит о том, что, помимо разницы, играет роль и точка отсчета, с которой сравнивается выигрыш или проигрыш.

Для финансовых исходов точкой отсчета обычно является статус-кво. Но иногда это либо ожидаемый исход, либо тот, который кажется заслуженным, например, прибавка или премия. Исходы, которые находятся выше точки отсчета – это выигрыш, ниже – уже потери. Размер выигрыша сравнивается с точкой отсчета: разница между 900 и 1000 долларов субъективно намного меньше, чем между 100 и 200 долларов. При этом, что важно, потери кажутся крупнее, чем выигрыш.

Эконы vs гуманы

Рациональным «экономическим людям» из классических учебников по экономике, или «эконам», Канеман противопоставляет недальновидных иррациональных «гуманов». Впрочем, психолог не требует переписывать учебники, излагая в них теорию перспектив.

«Основные понятия экономики – интеллектуальный инструментарий, который непросто освоить даже с учетом упрощенных и нереалистичных допущений о природе экономических агентов, взаимодействующих на рынке… Разумно в первую очередь помочь студентам освоить базовый инструментарий науки. Нарушения рациональности, естественные для теории перспектив, часто не имеют отношения к прогнозам экономической теории, которая в ряде ситуаций работает с замечательной точностью и во многих – дает хорошее приближение», – говорит он в книге «Думай медленно, решай быстро».

Другое дело, что людям, принимающим бизнес-решения, необходимо понимать теорию перспектив и законы «быстрой» системы, чтобы, с одной стороны, не поддаваться ловушкам психологических иллюзий, а с другой – учитывать иррациональность поведения своих контрагентов. Да и в обычной жизни подобные навыки не помешают любому из нас.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться