Социальные науки

Грамматика как рефлекс, или Можно ли научить английскому собаку Павлова? Часть 1

8 ноября 2017 0

собака, язык, улыбка

 

Владение английским языком сегодня зачастую справедливо помещается в число слагаемых и успешной карьеры, и широкого круга общения, да и просто признания интеллектуалом. Но как на самом деле обстоят дела с изучением «языка международного общения» — узнаем из нашей статьи.

Написать статью об изучении английского — какая интересная задача! Давайте, дорогие читатели, разбираться по порядку.

Что такое бизнес?

Бизнес, товарищ капитан Очевидность, — это дело. Человеком дела может быть студент или домохозяйка. Я, например, знаю пару-тройку таких деловых домохозяек, что «мама, не горюй» и «без доклада не входи». Деловым можно назвать гендиректора крупной корпорации, портниху-надомницу или повелителя мини-пекарни, выдающей на-гора каждые сутки 150 пирожков с капустой. XXI век на дворе. Сейчас все деловые.

Ладно, тогда второй вопрос. А чего по жизни нужно этому самому businessman’у, уж если он такой деловой-пределовой?!

А нужно ему совсем немного, всего три вещи:

1) максимально возможная отдача от его усилий

2) при минимальных затратах

3) и в минимальные сроки.

Вот практически и все. Полный список. И да, чуть не забыл — вопросик третий: а что такое сегодня английский?

А вот английский — это наше все. Это выход на бездонные мировые рынки. Это много приятных циферок в ведомости о доходах. Это связи и возможности такого уровня и такого качества, о которых без языка не то что мечтать нельзя было, а нельзя было даже заподозрить, что такие в принципе существуют на свете.

В общем, бизнес и английский — две стороны одной медали. Бизнес без английского, как английский без бизнеса — нонсенс, абсурд. Все равно что невкусная шоколадка, несмешная комедия или убыточная фабрика. Или тот же вышеупомянутый пирожок с капустой. Но только без капусты.

Итак, овладевать английским надо. Это мы решили. Но только не абы как. Технологии XIX века нас, извините, не устраивают. Идти надо точно к цели. Самым коротким, легким и экономичным из путей. Иначе какие же из нас бизнесмены?

Вот теперь смотрим — методично, по-деловому — что же нам рынок предлагает. От чего, так сказать, плясать. И в какую сторону двигаться.

И что нам предлагает рынок?

Пройдемся по базару, поспрашиваем, что есть. Открываем интернет и формулируем запрос, попроще да понаивнее: «выучить английский». Вот оно.

книги, английский, словарь

Слова. Как выучить много слов. Как выучить очень много слов. Как выучить очень-очень много слов. Сто слов в сутки методом ассоциаций. Триста слов в сутки методом ассоциаций. Впервые в России: рассекречена секретная методика ФСБ, позволяющая запоминать 500 слов в сутки (угу, вы угадали, методом ассоциаций).

Мировой рекорд наглости, дорогие друзья, установлен в русскоязычном интернете: некто в белом сулит вам 80 000 слов, ровно-ровнехонько. Нет, не в сутки, а за 15 минут. Ну да, методом ассоциаций.

И все. О том, что делать с этими словами, каким таким манером их склеивать в предложения — то есть о грамматике — молчок. Как о веревке в доме повешенного. Неприличная это тема, нехорошая, тяжелая. Презентконтиниусы какие-то занудные, а еще пастперфекты и прочие ужасы нашего городка. Таблицу видали на 96 этажей? А правила на полторы страницы мелкого текста? Не то что учить, а вспоминать муторно. Школьные уроки английского у всех в памяти остались чем-то средним между пыточным застенком Ивана Грозного и сильнодействующим снотворным. Но главное — зачем этот кошмар вообще нужен? Можно ведь и без него, правда? Возьму да и выучу все названия животных, кухонных инструментов, предметов одежды. Не, ну а чо? И будет мне счастье! Я — англоязычный Цицерон! Эх, раззудись, плечо, размахнись, кредитная карточка!

Интересных моментов тут на самом деле два. Момент первый: средний потребитель действительно искренне и глубоко убежден, что заниматься в этом деле, кроме как словами, нечем. На рынке английского царит полное единство спроса и предложения. Вот очередной продавец: ну, конечно, и этот, под видом языка, продает нам слова, 10 000 штук в сутки, и все по тому же супер-пупер-секретному методу ассоциаций. А вот и покупатель, чистая незамутненная душа из гущи народной, пишет на форуме: «Помойму громатика полная фигня главное это слова что бы говорить а громатика для фсяких ботанов».

И вы знаете, этот добрый человек совершенно прав, в рамках своего личного опыта. Учить слова — задача ему понятная. А на слово «грамматика» у него устойчивый рефлекс: нечто душное, мертвое, гнетущее и бессмысленное из его детства. И он сделает все, чтобы в этот ад не попасть снова.

Второй моментик сугубо мой личный. Отлично помню учебу в родимом вузе. Пресловутые «тысячи» — так это называлось. Вы ведь тоже, наверняка, их сдавали, дорогой читатель? Ну да, и нас, советских преподов английского, заставляли сдавать тысячи. То есть те же слова, списками. Но в чем нас абсолютно не тренировали — так это в свободной быстрой автоматической речи. Этого навыка не давали! И иметь его не требовали! Советский человек должен был имитировать изучение иностранных языков, зубря слова. Даже выражение такое было, очень похвальное — «корпеть над словарями». Хороший, мол, парень Вася, настоящий комсомолец: днем бабушек переводит через дорогу, а ночью корпит над словарями… А вот болтать свободно — этого Васе не треба. Еще чего не хватало! Зачем? Того и гляди, или секреты какие буржуям выдаст, или на иностранке женится… Оно нам надо?!

словарь, учить, очки, птица

Вот и я такой же был первые полгода в Канаде. Типичный «корпельщик» над словарями. С тысячами, да. Но без английского.

Итак, классическая советская педагогическая парадигма такова:

Язык есть слова. А ваша эта таблица грамматики жуткая тоже нужна, мы ее на стенку вешаем, когда приходит комиссия из районо, потому что так положено. Опять же трещину в стенке закрывает, но понять этот кошмар и тем более пользоваться им свободно нельзя в принципе, потому что придуман он явно врагами русскому человеку назло.

И то, что сегодняшний рынок изучения английского данную максиму повторяет чуть более, чем полностью, — факт очевидный и очень примечательный.

Кстати, читатель, а вы знаете, что такое Ар-Ви-Ю? Reduction of value of unachievable — «снижение ценности недостижимого». Эффект это такой психологический, очень простой, и вам давно знакомый. Вот бегает парень за девчонкой, и все несолоно хлебавши — а потом внезапно замечает: и ноги у его богини кривоватые, и нос бы ей не помешал чуть другой формы, да и времени отнимает, зараза, вагон… В общем, тьфу на нее, и ура, что, наконец, избавился. Басня Крылова «Лисица и виноград» в чистом виде. Чего мы не смогли, до чего не достали — то совершенно искренне кажется нам плохим. Говорят, мать-природа психику нашу так устроила. Клапаночек в ней предусмотрела предохранительный, чтоб нам, в случае чего, от досады не лопнуть.

Так вот, дорогие коллеги, похоже, что вся эта всеобщая нелюбовь к грамматике, вся ненависть и презрение к ней народные, все эти многомиллионные «громатика для лохов» и «главное выучить слова» — это чистейшее Ар-Ви-Ю.

Так в какую же нам сторону учиться?

Как языком овладеть? Чему отдать приоритет? Слова зубрить или все-таки на правила нажимать?

Итак, на дворе — начало девяностых. Я эмигрант, и я учусь. Программочка первая называется “ESL teaching and tutoring”, а курс мой, хоть не из дорогих, но аффилирован к университету Мак-Гилл — звучит! Учусь на английском преподавать английский, причем на английском же. Каково?

И вот… Натыкаюсь раз, второй, третий. Вдумываюсь, перевариваю, заболеваю идеей. Знаменитый Эдвард Сэпир, тот самый, у которого «гипотеза Уорфа-Сэпира». Модель называется «The core language» — «ядровой язык».

Это что такое? «Ребенок выучивает свой первый язык благодаря тому, что добивается полного им владения на учебном полигоне в 200 слов». Что-что? Каком таком полигоне? Читаем дальше. Вот и коллега его, Бенджамен Уорф. Этот пишет о каком-то «primal language» — первичном языке. «Если вы выучили 2-3 сотни слов нового языка, но при этом еще не говорите со скоростью пулемета, — вы зря теряете время».

Так вот она какая, технология успеха. 200-300 слов, но как пулемет. То есть с натренированной до автоматизма грамматикой. И главное, все корифеи в один голос указывают: именно с запоминанием новых слов в этом случае проблем не бывает в принципе! Первоначальные 300 при таком подходе превращаются в 3 000 безболезненно, быстро, легко и сами собой.

А вот и великий Ноам Хомски. «На свете есть две модели изучения языков: модель мертвого слона и модель живого львенка. Одна из этих систем абсолютно нежизнеспособна». Хм…

Модель дохлого слона — это, оказывается, назубрить много слов, но не уметь их связывать, недоразобраться в грамматике, не довести ее до автоматизма. Это однозначный тупик, говорит нам светило. А правильный путь называется «живой львенок». Сотню слов знаешь — все, уже язык. Небольшой, но полноценный. С временами, склонениями и всем прочим, что положено языку. Компетентность в грамматике абсолютная, при этом поначалу некоторая бедность словарного запаса. Но язык ожить должен! Заработать свободно! Должно появиться жгучее желание на нем болтать!

мальчик, ребенок, забор, улыбка

Да, попутно, вот вам и принцип — «Учитесь как дети!». Если на новомодном продвинутом курсе английского вас заставляют скакать, петь и играть в ладушки, и все это, непрерывно хохоча, в режиме «мы бодры, веселы», но при этом занимаются с вами исключительно изучением слов — нет, ребята, это не «как дети». Это, дорогие мои, типичнейший дохлый слон. «Как дети» — это о другом. Это язык трехлетки: небольшой по объему (пока), слова простые — но при этом уже полнейшее ими владение. Как из пулемета. И самое поразительное — оказывается, дальше слова будут укладываться отлично без всякой зубрежки! Сами цепляться, просто прилипать! Но только на язык. Когда он работает. Когда он живой.

Итак, никакие не слова, а все-таки грамматика

Так как же к ней, проклятой, подступиться? Перефразируем вопрос: как люди разговаривают? Как мы с вами грамматикой пользуемся в родном языке? Каким образом, начав фразу, решаем, на какое из времен, падежей или спряжений в данный конкретный момент переключаться? Наверное, закусив губу, мучительно выбираем подходящую строчку в многоэтажной таблице? Или восстанавливаем в памяти тот рассказ учительницы о совершенной форме второго склонения третьего спряжения предпрошедшего времени?

Ну, в иностранном — да, как-то так. А в родном — ну что вы! У нас же все на инстинктах. На внутреннем ощущении. Начинаем фразу, а потом в некий неуловимый миг, в очень верно выбранную долю секунды делаем натренированный миллионами повторений бездумный «щелк». И готово — перескочили с того времени на это! Щелк! Сам собой выбрался нужный падеж. Щелк! Готово склонение, выбрано спряжение. Щелк! Мысль потекла по правильной дорожке…

Позвольте спросить, дорогой читатель: а отчего же такая огромная и страшная разница? Почему две столь поразительно разные картины? На русском — «щелк», а на иностранном — невразумительные правила и гнетущая таблица? Мозг-то вроде один и тот же, а?

Ну, как бы вам на это ответить? Наверное, сложилось так? Помнится, был в нашем милом тоталитарном детстве грубоватый, но очень смешной анекдот. Чистит боевой комдив свой верный маузер и «Черного ворона» напевает, а его верный ординарец ему вопросы задает. То про Ленина, то про мировую революцию. Все знает командир, все ему легко. Под конец самый трудный, самый каверзный вопрос: «Василий Иваныч, а вот скажи, а почему люди руки моют, а ноги нет?» И сделал легендарный комдив умное лицо, и долго-долго смотрел на закат. А потом и говорит задумчиво: «Не знаю, Петька. Наверное, исторически так сложилось».

Итак, подводим итоги. На иностранном мы, начав предложение, пытаемся выковырять нужную форму из безумной кучи не то времен, не то спряжений каких-то. А на родном делаем «щелк». И вот так вот оно, Петюня, исторически сложилось. И перейти с первой схемы на вторую никак нельзя. А вдруг… А вдруг можно?! Об этом мы поговорим в продолжении статьи.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться