Социальные науки

Барон А. Л. Штиглиц и «подвиг просвещенной благотворительности»

28 февраля 2018 0

Портрет барона Александра Людвиговича Штиглица. К.К. Штейбен

Портрет барона Александра Людвиговича Штиглица. К.К. Штейбен 

Александр Людвигович Штиглиц (1814-1884) — одна из знаковых фигур российской истории XIX века. Он был крупнейшим промышленником и банкиром, государственным деятелем, меценатом и искренним патриотом своей страны. Рассказываем его удивительную историю.

«Русские Ротшильды»

Семья А. Л. Штиглица приехала в Россию в начале XIX века из Германии. Его отец, Людвиг Иванович, как и многие в то время, решил попытать счастья в нашей стране, и удача ему улыбнулась. Поначалу он усердно трудился маклером на бирже, со временем занялся торговлей и промышленностью, основал банкирский дом «Штиглиц и К°» и даже получил титул барона. Людвиг Иванович заработал такую прочную репутацию, что сам государь консультировался у него по своим семейным финансовым делам.

Его сын Александр родился в 1814 году уже в Санкт-Петербурге. А в 1840 году он окончил известный университет в Дерпте, где получил хорошее образование.

Интересно, что молодого Штиглица не привлекали финансы. Он горел искусством и литературой, увлеченно изучал латынь и древнегреческий.
Поэтому после смерти отца в 1843 году он решил закрыть знаменитый банкирский дом. Понадобилось «милостивое настояние императора Николая I» взять на себя управление делами отца. Александр Людвигович не смог ему отказать, и император не прогадал. Штиглиц оказался человеком предприимчивым, ответственным и вдумчивым. Он не только сохранил богатство отца и репутацию его торгового дома, но и приумножил их многократно, став одним из богатейших людей в стране, «русским Ротшильдом», как его называли за глаза.

Благодаря Штиглицу Российская империя получала иностранные займы только под честное слово. Кстати, среди них были займы на Николаевскую железную дорогу и на нужды Крымской войны 1853-1856 годов.

Его банкирский дом регулярно участвовал в крупных государственных операциях на внутреннем и внешнем рынках страны. Впоследствии, в 1860 году, когда Штиглиц всё-таки закрыл своё частное дело, он стал первым управляющим государственным банком — снова по настоянию императора, только теперь Александра II, а не Николая I. Восемь лет он был председателем Биржевого комитета, его за это стали называть «королем петербургской биржи». Он также был и членом Коммерческого совета Министерства финансов, действительным статским советником, а с 1857 года и соучредителем Общества Российских железных дорог. Как вы можете догадаться, это далеко не весь перечень, свидетельствующий о кипучей деятельности Штиглица.

За свои заслуги перед государством он удостоился многочисленных наград, среди которых самые значительные: орден Святого Станислава I степени, два ордена Святой Анны I степени, орден Белого орла и Святого Александра Невского.

Памятник Николаю I

Меценатство Штиглица

Интересы Александра Людвиговича простирались не только на государственную, но и на промышленную сферы. Штиглицу принадлежала бумажная фабрика, а также суконные и льнопрядильные фабрики в Нарве, выполняющие в том числе и крупные военные заказы. Например, изготовление сукна для парусов кораблей и для обмундирования российской армии.

Но Штиглиц-меценат прославился не меньше, чем Штиглиц-промышленник, банкир или государственный деятель. Александр Людвигович щедро жертвовал средства на нужды просвещения, пополнял кассы различных училищ и обществ, членом которых он состоял. Причем стоит заметить, что и в этом он продолжал дело своего отца, в свое время основавшего в Коломне детский приют. Во время Крымской войны Александр Людвигович жертвовал на военные цели, в мирное время на собственные средства он построил железную дорогу, связывающую Петербург и Петергоф (Петергофская железная дорога), а также Гатчину и Лугу (Балтийская железная дорога). Примечательно, что в числе всего прочего он даже взял на себя расходы на сооружение памятника Николаю I.

Однако самым его любимым и дорогим благотворительным проектом оказалось основанное в 1876 году Центральное училище технического рисования.

С позволения императора Штиглиц собирался назвать его в честь своего отца, но вследствие бюрократической ошибки училище получило имя самого Александра Людвиговича. Ныне это Художественно-промышленная академия им. А. Л. Штиглица.
На нее он пожертвовал целый миллион рублей, настолько крупную по тем временам сумму, что Александр II назвал это «подвигом просвещенной благотворительности». В этом проекте, стоит думать, барон дал волю чувствам и своей давней тяге к искусству. Да и Россия нуждалась в подобных учебных заведениях — ведь художников в новой на тот момент сфере промышленности готовили тогда только в городах Европы и Москве. На пожертвованные бароном средства осуществилось строительство не только самого училища, но и великолепного музея прикладного искусства, а его коллекция стала впоследствии одной из богатейших коллекций прикладного искусства в Европе.

Центральное училище технического рисования. Почтовая открытка 1910 года

Центральное училище технического рисования. Почтовая открытка 1910 года

Щедрость дороже денег

Думая о нуждах России в целом, Штиглиц не забывал и потребности отдельных людей, своих коллег или скромных работников. Так, например, он учредил ссуды сослуживцам в Государственном банке и жертвовал деньги в общую ссудо-сберегательную кассу. А в Нарве он, лютеранин, построил для работников своих фабрик православную церковь Святой Троицы. Он также щедро выплачивал премии, и, заметьте, во время всеобщих волнений на заводах работники его фабрик не бастовали наравне с прочими, а гнали агитаторов вон.

Александр Людвигович Штиглиц, 1865.

А.Л. Штиглиц, 1865.

В 1884 году Александр Людвигович скончался. Его завещание удивило и осчастливило многих — не забыв никого, он разделил между разными людьми и организациями около 38 млн рублей. Даже его камердинер получил 5000 рублей. А Центральному училищу технического рисования он завещал еще 9 миллионов — сумму, достаточную для того, чтобы оно могло долгие годы существовать только на проценты с этих денег.

Интересно, что Штиглиц мог хранить свои многочисленные капиталы во многих странах Европы, но предпочитал держать их исключительно в России, отчего многие финансисты приходили в недоумение. Он же обосновывал это так: «Отец мой и я нажили всё состояние в России; если она окажется несостоятельной, то и я готов потерять с ней вместе всё своё состояние».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассказать друзьям

0 Комментариев

Подписаться на рассылку

Комментарии

Войти с помощью 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

В наших группах вы можете узнать много нового и интересного, а так же - принять участие в опросах и конкурсах

Присоединиться
Присоединиться