Вопрос ребром. Реальны ли гендерные проблемы?

: Женский Марш Торонто в знак солидарности с Маршем Женщин в Вашингтоне, округ Колумбия.
Торонто, Канада - 21 января, 2017: Женский Марш Торонто в знак солидарности с Маршем Женщин в Вашингтоне, округ Колумбия. Shawn Goldberg / shutterstock.com

Гендерный дискурс в общественном сознании

В последнее время гендерный вопрос в России, да и во всём мире, как кажется, стоит особенно остро. В Америке самым масштабным протестом против избрания Дональда Трампа президентом был «Женский марш», вызванный его неуважительным отношением к женщинам. В Польше самой массовой акцией последних лет был «Чёрный протест»— общенациональная забастовка женщин против инициативы польского парламента, предлагавшего полностью запретить аборты на территории страны.

В украинском сегменте соцсетей не так давно прошла акция #яНеБоюсьСказать, в рамках которой женщины (а иногда и мужчины) рассказывали о пережитом ими насилии. Некоторые мужчины под этим хэштегом рассказывали о том, как насилие исходило с их стороны, и раскаивались в содеянном. Акция была призвана показать, что гендерное насилие (то есть насилие, связанное с полом жертвы) окружает нас повсюду, и никто от него не застрахован. Неудивительно, что акция быстро перекинулась на Россию и другие страны.

Согласно теории социального пола, общество предписывает своим членам вести себя тем или иным образом в зависимости от их биологического пола.

В самой России недавно был так называемый «телочкогейт» — скандал, вызванный употреблением новостным интернет-изданием «Медуза» оскорбительного слова «тёлочка», а также шумиха вокруг феминистского фестиваля, вызванная тем, что организаторы в его рамках попытались деполитизировать гендерные проблемы, что не понравилось самим феминисткам. В свою очередь СМИ, вроде журнала Wonderzine или телеканала «Домашний», целевой аудиторией которых являются женщины, не остаются в стороне и публикуют феминистские материалы, а компании, желающие привлечь женскую аудиторию, снимают феминистские рекламы, как это сделали недавно Nike и H&M.

Споры о сексизме поднимаются настолько часто, что кого-то это даже утомляет. Некоторые говорят, что феминистки раздувают проблемы и ищут угнетение там, где его нет. Другие уверяют, что фем-активистки ограничивают свободу и пытаются ввести цензуру. Кто-то даже утверждает, что патриархат уже давно сменился матриархатом, и у мужчин уже куда меньше прав, чем у женщин. Последние обычно относятся к Men Rights Activists (MRA) — движению за права мужчин или, как их часто называют в России, маскулистам или менинистам.

Однако гендерные исследователи говорят, что подобные суждения неверны.

 

Гендерные исследования — это междисциплинарная область, в первую очередь, связанная с социологией и психологией. В её рамках общественные события и социальные изменения рассматриваются с точки зрения теории социального пола — гендера.

 

Согласно этой теории, общество предписывает своим членам вести себя тем или иным образом в зависимости от их биологического пола. С точки зрения этой теории, масштаб споров, разворачивающихся вокруг феминизма, может быть неадекватен по отношению к существующим проблемам только потому, что он недостаточен для их объяснения.

Абигейл Смит Эдамс. Первая леди США
Абигейл Смит Эдамс. Первая леди США 1797-1801 гг. Вошла в историю феминизма благодаря своей знаменитой фразе: «Мы не станем подчиняться законам, в принятии которых мы не участвовали, и власти, которая не представляет наших интересов» (1776). Wikimedia.org

От политики до экономики

В большинстве современных стран женщины действительно равны в правах с мужчинами: они могут голосовать, избираться, работать на (почти) любых работах и занимать там руководящие должности. Женщины могут развестись, не обязаны отдавать деньги мужу и им разрешено выходить из дома без сопровождения мужчин. Это огромные достижения первой волны феминизма, и сейчас практически невозможно представить, что когда-то женщины такими правами не обладали, хотя так и было всего чуть более полувека назад.

Однако чисто формального равенства оказывается недостаточно для равенства реального. Феминистки второй волны обратили внимание на то, что доминирование мужчин над женщинами глубоко укоренено в культуре общества. Оно осуществляется не только и не столько за счёт законодательных ограничений, но и за счёт воспитания как мужчин, так и женщин, а также за счёт социального давления, основанного на представлениях о том, как должны вести себя люди того или иного пола, и оказываемого на тех, кто этим представлениям не соответствует.

Так, например, считается, что женщина от природы (или от бога) — это хранительница очага, она должна рожать и заниматься хозяйством. Мужчина — кормилец и защитник, он должен зарабатывать, а в случае возникновения опасности для его семьи проявлять агрессию.

 

Подобная позиция называется эссенциализм — мнение о том, что у каждой вещи есть её скрытая сущность, предназначение или неизменный набор качеств, зависящий от природы этой вещи.

 

Часто эта позиция базируется на религиозных представлениях и даже укоренена в мифологии в виде вторичности женщины по отношению к мужчине, в частности, в мифе о сотворении Евы из ребра Адама. В связи с такими представлениями мальчиков воспитывают как защитников, поощряя в них любовь к спорту, завоеваниям, науке, агрессивность и инициативность. А девочек, напротив, воспитывают мягкими и заботливыми, готовя их к жизни жены и домохозяйки.

Основным возражением против этой позиции является утверждение, что если у мужчин и женщин действительно есть какая-либо сущность, то она рано или поздно сама проявится, и нет необходимости по-разному воспитывать людей в зависимости от их пола.

 

Если же эти роли не заложены в нас природой, значит, это просто удобно — воспитывать женщину как приложение к мужчине, призванное безропотно обслуживать его нужды.

 

Следствием подобного взгляда является, конечно, не только то, что людям навязывают определённые роли и стремления, говоря, что другие для них не предназначены. В результате чего многие отказываются от своих желаний. Важно ещё и то, что само общество смотрит на своих членов через эту призму, не воспринимая всерьёз или даже воспринимая с агрессией гендерно-неконформное поведение, вроде желания девочки пойти в армию или в науку, а мальчика ­— заниматься домашним хозяйством и заботиться о детях. Также с предписываемыми гендерными ролями связаны и определённые ожидания от членов общества.

В связи с этим многие женщины имеют сложности при поиске работы, потому что работодатели боятся, что они потенциально могут уйти в декретный отпуск, а значит — будут больше внимания уделять ребёнку, чем работе. По этой же причине женщинам сложнее продвигаться по службе, это ограничение называется «стеклянный потолок» — барьер, не дающий женщинам продвигаться по службе вне зависимости от их профессиональных качеств.

Женщины избирательницы
В Российской Империи право голосовать на выборах женщины получили с 1906 гг, в США же 19-ая поправка была принята только в 1920 году, хотя, на продолжение всего 19 века, разные штаты, то давали право голоса женщинам, то запрещали. Burlingham / shutterstock.com

В результате женщины оказываются зависимыми от мужчин, которым проще получить работу и проще продвигаться по карьерной лестнице. Таким образом, женщина становится заложницей стереотипов о самой себе. Как следствие, женщины в России зарабатывают на треть меньше, чем мужчины. При этом, поскольку считается, что именно женщина должна вести домашнее хозяйство, и учитывая, что она уже обладает правом работать (а чаще всего вынуждена это делать),возникает так называемый феномен двойной нагрузки. Он заключается в том, что женщины, как и мужчины, теперь работают на предприятиях, но в дополнение к этому ещё и выполняют работу по дому.

Женщина как предмет

Важной линией расхождения первой и второй волны феминизма является вопрос о самой форме равенства мужчин и женщин. Для феминизма второй волны важно то, что равенство не значит одинаковость. Женщины равны мужчинам, но они отличаются от них по многим параметрам. В то же время правила игры задаются в первую очередь мужчинами и для мужчин, а женщины оказываются вынуждены подстраиваться под навязываемые и не подходящие им стандарты. Общество, которое не замечает пола, по мнению феминисток второй волны, это не то справедливое и равное общество, к которому стоит стремиться.

Простейшим примером дискриминации в данном случае могут служить ограничения в минимальном росте и весе при приёме на работу, например, в пожарных частях. Они мешают женщинам устроиться на работу, поскольку женщины в среднем меньше и легче мужчин. Эти ограничения часто обосновываются тем, что оборудование для этих работ подходит только для людей с определённым ростом, силой и весом. Однако в таком случае возникает правомерный вопрос, почему это оборудование разрабатывается именно под такие параметры и не разрабатывается под другие. Так, на Востоке экипировка рассчитана на людей ростом ниже, чем на Западе, поскольку в среднем люди там ниже, но это никак не сказывается на эффективности их работы. Соответственно, дискриминация заложена уже в момент создания условий работы, поскольку ожидается, что на ней будут заняты определённые люди.

Кроме экономического угнетения, существует ещё и угнетение бытовое. Чаще всего оно связано с представлениями о женщинах как о «приложениях» к мужчинам. В патриархатном (не путать с патриархальным) обществе женщины должны служить украшением, утешением, поддержкой, поддерживать красоту и порядок в доме, рожать детей. Они не предназначены для самостоятельного существования, для открытий и свершений. Поэтому женщины часто воспринимаются исключительно как объекты, которые могут служить источником удовлетворения мужских желаний, а мужчины воспринимаются как субъекты, так что даже качества им приписывают в соответствии с этим разделением.

 

Мужчина — умный (свойство субъекта — того, кто действует), а женщина — красивая (свойство объекта — того, на что направлено действие). С этим связано такое явление, как объективация, то есть изображение и восприятие женщин как сексуальных объектов. Как следствие, мужчины часто отказывают женщинам в собственных чувствах и желаниях или считают их не рациональными, хотя на деле просто ленятся прилагать усилия, чтобы разобраться в их мотивах.

 

В результате появляются шутки про то, что женское «нет» значит «да», возмущения и злость мужчин из-за отказа женщин переспать с ними или невзаимных чувств, шутки про френдзону и, наконец, невероятный уровень насилия: согласно докладу ВОЗ, каждая третья женщина в мире подвергается физическому или сексуальному насилию. Причём в трети случаев оно исходит от близких людей: отцов, братьев, знакомых или партнёров. Вследствие экономической зависимости женщины часто не могут покинуть абьюзеров — тех, кто совершает над ними физическое или эмоциональное насилие.

По ту сторону гендера

Наконец, если вторая волна феминизма под лозунгом «личное ­— это политическое» переводит борьбу за права из политической сферы в социальную, то третья волна, начавшаяся в начале 90-х годов, продолжает усложнять анализ структур угнетения, вписывая его в ещё более широкий контекст. Феминистки третьей волны обращают внимание на то, что патриархатное угнетение распределено неравномерно и зависит от национальности, вероисповедания, гендерной и сексуальной идентичности, материального положения и многих других факторов.

Патриархат представляет собой безличную структуру, в воспроизводстве которой так или иначе участвуют все, и все оказываются под её давлением. В связи с этим в рамках третьей волны существует очень много течений, таких как эко-, транс-, квир-, кибер-, исламский, постколониальный ит.д. феминизм. Феминистки третьей волны также полагают, что нормативная бинарная оппозиция «мужское — женское», являющаяся перформативной, то есть зависящей от того, как индивиды сами конструируют её, сама по себе представляет собой источник угнетения. Поэтому они стремятся эту оппозицию снять, утверждая, что гендеров больше, чем два.

Система угнетения, которую феминистки пытаются препарировать, продемонстрировать окружающим и побороть, складывается из множества иногда малозаметных нюансов. Однако патриархат настолько пронизывает нашу культуру, что многие вещи, на которые феминизм указывает как на проявления сексизма, кажутся абсолютно естественными. Сами женщины зачастую готовы согласиться с тем, что их такая система устраивает, и они не испытывают никакого угнетения, и что мужчины, напротив, к ним доброжелательны и делают им комплименты.

Правда, эти комплименты часто оказываются нежелательными и касаются только внешности, а не их личных качеств. Женщинам приходится приспосабливаться к патриархатной системе, хотя иногда они и могут использовать её для достижения своих целей. Мужчины защищают их, но они же являются теми, от кого женщин надо защищать. Мужчины являются основными бенефициарами этой системы, поскольку им позволено гораздо больше, чем женщинам, и их, в отличие от женщин, воспринимают как личностей.

Однако нельзя забывать, что угнетение мужчин патриархатной системой проистекает из угнетения женщин.

Когда непривилегированные слои пытаются освободиться от патриархатного угнетения, привилегированным людям (гетеросексуальным мужчинам среднего или высшего класса доминирующей национальности и вероисповедания) приходится сталкиваться с конкуренцией и обязанностями, к которым они не привыкли. Поэтому средства, призванные компенсировать неравенство, вроде преимущественных прав для женщин и меньшинств в разных сферах, воспринимаются как угнетение. В связи с этим многие мужчины обращают внимание на те явления патриархатного угнетения, вроде военной службы или преимущественного права женщины в опеке над ребёнком, которые давят на них.

Однако нельзя забывать, что угнетение мужчин патриархатной системой проистекает из угнетения женщин. Активное, творческое, сильное (соответственно, заработок, военная служба, достижения) маркируются в ней как атрибуты маскулинного, то есть нечто хорошее. А пассивное, рутинное, чувственное (соответственно, забота, уход за собой и другими, эмоциональность) отвергаются как недостойные мужчин качества, поскольку они служат характеристиками феминного.

Важно понимать, что феминизм не стремится сделать женщин госпожами над мужчинами или заставить быть некрасивыми, а мужчин – слабыми, но предлагает выбор для тех и других. А также позволяет следовать тому пути, который человек выбирает для себя сам, а не тому, который ему навязывают традиция и общество.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью