Виртуальное сознание: как психоанализ объясняет мир грёз

виртуальный мир фантазий
grandfailure / bigstock.com

Какие ассоциации у большинства вызывает фраза «виртуальная реальность»? С большой вероятностью, это будут представления о высокотехнологичных оптических гаджетах. Однако с точки зрения психологии и психиатрии погружаться в виртуальный мир человек может и без помощи электронных устройств. Такую возможность нам обеспечивает наше сознание. Но хорошо ли это — большой вопрос.


Виртуальный мир в голове: откуда рождаются сны и иллюзии

Как часто мы сокрушаемся, что не умеем читать мысли других людей? Насколько сильно нас удивляет и порой раздражает то, как два человека умудряются видеть одно и то же совершенно по-разному? Да, пожалуй, каждый день и не по разу. А все дело в том, что сознание каждого уникально и не работает по принципу зеркала, объективно отражающего действительность.

В действительности на то, что происходит у нас в головах, влияет невероятное количество факторов, которых мы даже не ощущаем. Например, нравы и традиции, воспитание и образование, чувства и идеи, кризисы и катаклизмы, сообщения СМИ и прочие явления, коих бессчетное множество. 

Согласно психологии, фокус нашего внимания подавляют и подчиняют себе процессы и факты индивидуального и группового сознания.
В этом смысле реальность — это то, как человек реагирует не на «действительное» положение вещей, а на то, какое положение вещей ему представляется действительным. На такой основе и формируется мировоззрение, определяется общее видение и понимание мира, жизненные позиции и программы поведения.

Своего рода ответной защитной реакцией на весь этот шквал различных факторов выступают сновидения и иллюзии. В трансформированной форме они приобретают вид галлюцинаций, транса, коллективного психоза и различных пограничных «сумеречных» состояний сознания. По своей сущности они являются такими же формами виртуальности, как и образы (симуляции), смоделированные на IT-носителях.

Учитывая, что современный человек сегодня живет в окружении потоков информации — тоже, кстати, явления виртуального, — мы наблюдаем тенденцию, когда сознание трансформируется. Если не сказать больше — деформируется, а указанные выше защитные механизмы психики становятся дезадаптивными.

Чтобы понять, насколько это серьезно, перенесемся на минуту в кабинет психоаналитика и посмотрим на довольно распространенный клинический случай.

монстры подсознания
jdrv / bigstock.com

Случай из клинической практики

Помню, на прием ко мне приходил молодой человек 26 лет. Жаловался он на плохую память, эмоциональную заторможенность, неумение контактировать с людьми, периодические тревоги, упадок настроения, апатию, невозможность построить отношения с противоположным полом. Подобные состояния я расцениваю как типичные депрессивные эпизоды. Тем более что у пациента возникали суицидальные мысли, правда, без попыток их осуществления.

Из бесед с молодым человеком, назовем его А, я выяснил, что он является старшим из двух детей в семье. В раннем детстве А был излишне активным, капризным ребенком. В школе учился посредственно, с трудом усваивал предметы. Из-за проблем, связанных с плохой памятью и концентрацией внимания, еле-еле окончил среднюю школу и не смог продолжить своего образования. В последующем работал водителем пассажирского транспорта. Сейчас «висит на шее у родителей».

В течение длительного времени молодой человек живет в условиях тесного «общения» с виртуальным миром. Это выявилось практически сразу же и проявлялось на протяжении всего периода терапии. Суждения, представления и мировоззрение молодого человека представляли собой смешение реальности и виртуальных образов.

Сновидение пациента

Помню, как на одной из наших встреч мой пациент поведал мне о своем сновидении:

«После ванной я вышел на улицу. Накрапывал дождь, и в сумерках я увидел, что вся земля покрыта гусеницами. Они все поползли ко мне, они были повсюду — я их даже вытаскивал изо рта. Я ощущал страх, что не смогу отделаться от них. Потом у меня возникла мысль о том, чтобы найти какое-нибудь жаркое место, чтобы их спалить. Я переместился в большое и высокое помещение, в котором вдруг возникли пещеры, напоминавшие жаровни, и стала извергаться лава. Свет, озарявший все вокруг, от жаровни и лавы осветил демонических существ, прятавшихся там. Они выжидали какое-то время, пока много людей не сойдут на темный путь. Я начал понимать, что эти хитрые существа хотят увидеть результат своего скрытого обмана людей и заражения их ложными ценностями.

Затем я увидел себя в огромном современном зале, где проходило представление. Благодаря голографическим рисункам все в зале выглядело очень реалистично. Там рассказывалась история Земли, содержание включало повествование о миролюбивой цивилизации, жившей высшими идеалами, которая коварством была уничтожена темными демоническими силами.

Светлая цивилизация была настолько малочисленная, что она легко была побеждена, а остатки человечества не узнали своей истории и своих врагов. Они, темные силы, обрабатывали сознание людей, чтобы вырастить безнравственное население, бессознательное и управляемое. Далее следовали сцены реалистические и красочные в 3D-формате, отображавшие бой между людьми и этими существами с применением лазеров, антигравитационных установок и светящихся генераторов. Это вызвало у меня глубокое переживание».

битва добра и зла в подсознании
grandfailure / bigstock.com

Психоанализ объясняет символы из сна

Этот молодой человек наглядно демонстрирует то, что называется расщеплением. В общении с А можно явственно прочувствовать, как в нем существуют две субличности. Одна — социально деструктивная, с трудом дающая описание обыденности и бытовых проблем. Другая же — эмоциональная и вовлеченная в образы виртуального мира. По этой причине молодой человек так активно стремился поделиться со мной своими переживаниями.

Можно заметить, как в описании сновидения отражается внутренний конфликт пациента, вытекающий из его клинической картины. Один полюс этого конфликта представлен символами архетипическими, т.е. базовыми, можно даже сказать, врожденными.

Например, образ гусениц и змей. У перволюдей змея олицетворяла всемогущее божество, внушающее страх и ужас. Сами по себе змеи никогда не играли в жизни людей сколько-нибудь существенной роли. Их почитание можно объяснить только тем обстоятельством, что змей рассматривали как божественное воплощение. Этот символ настолько сильно отпечатался в различных культурах, что стал частью коллективного бессознательного. Поэтому он и отразился во сне конкретного молодого человека в числе первых.

Рассмотрим еще один образ из сновидения — запутанная сеть пещер. Дело в том, что лабиринты странных помещений и запертых выходов воссоздают древнеегипетские представления о загробном мире. Они являются хорошо известными символами, означающими бессознательное с его неизведанными возможностями.

В том, что касается бессознательного, человек, к сожалению, находится в той же ситуации, как на местности, освещенной лунным светом: все предметы расплывчаты, сливаются друг с другом, и никогда не разберешь, где что располагается, где начало, а где конец.

Второй полюс внутреннего конфликта молодого человека принадлежит к символам современной цивилизации, безусловно навеянным виртуальными образами технического происхождения. Битва героя с драконом — более активный вид этого мифа, отчетливо показывающий тему триумфа над отрицательными тенденциями. Чтобы быть достаточно грозным и победить монстра, герой должен прийти к согласию со своими разрушительными силами.

Искать убежище среди иллюзий: «за» и «против»

Главной задачей при работе с этим пациентом являлось установление доверительных отношений, в рамках которых его «эго» сменяло патологические механизмы защиты на более адаптивные. Основным таким способом защиты у данного пациента являлось диссоциативное расстройство, достигшее уровня расщепления. Это-то и привело к клинической картине, демонстрирующей существование двух субличностей, одна из которых перетягивала молодого человека в иллюзорный мир бессознательного.

К слову, экс-президент Международной ассоциации аналитической психологии Мюррей Стайн в своей знаменитой книге «Юнговская карта души» пишет:

Каждый человек может и вынужден время от времени диссоциировать, т.е. иметь умеренные измененные состояния сознания или изоляции от травматического опыта, чтобы нормально функционировать
Действительно, уход от действительности — это несложный и ожидаемый способ защиты человеческой психики. Однако подобного рода погружение в виртуальность имеет свои опасности. И распространенные сегодня технологии виртуальной реальности способствуют этому уходу, усугубляют и питают склонности людей к иллюзиям.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью