Особенности производства западноевропейской книги в Средние века. Историзованные инициалы

Бланка Кастильская и Людовик IX. Псалтирь Людовика IX Святого. 13 век. Источник: wikipedia.org

В предыдущей статье цикла мы говорили об инициалах, цветных заглавных буквах и о других малых элементах декоративного убранства французских готических рукописей. Сейчас же пришла пора перейти к самому интересному – к красочным инициалам с сюжетной сценкой и миниатюрам, представляющим собой главное украшение любой средневековой книги.  


 

В Средние века «историей» называли сюжетную сценку внутри инициала или рядом с ним – отсюда, как вы можете догадаться, и произошел термин «историзованный инициал». Первым таким инициалом в рукописи было, как правило, изображение автора за пюпитром, и уже потом шли другие, имеющие непосредственное отношение к содержанию книги.

В XIII веке парижскими мастерами была выработана традиция начертания историзованных инициалов, подхваченная многими европейскими иллюминаторами, и в течение нескольких столетий задающая тон в деле оформления рукописей. Так, классическим стало изображение условного характера, очерченное черным контуром и решенное в трех цветах – красном, синем и белом.

Поле для инициала было небольшим, поэтому художники XIII века стремились заполнить его целиком. Постепенно рисунку стало тесно внутри инициала, он начал разрастаться и дал рождение миниатюре. Называется она так вовсе не из-за малых размеров, как можно было бы подумать, а из-за преобладания в ней красного миния, или, по-нашему, сурика – минеральной краски на основе свинца.

Псалтырь Ингеборы. Сошествие Святого Духа. ок. 1200. Музей Конде, Шантийи. Источник: wikipedia.org
Псалтырь Ингеборы. Сошествие Святого Духа. ок. 1200. Музей Конде, Шантийи. Источник: wikipedia.org

История французской миниатюры XIII века зависит от нескольких поворотных дат, в которые были созданы манускрипты, повлиявшие на дальнейшее развитие традиции оформления готических книг. Исследователи выделяют 1200, 1230 и 1270-е гг. К ним соответственно относятся Псалтирь Ингеборг, Морализованная Библия и Псалтирь Людовика IX Святого. Это роскошные манускрипты, созданные для королевских особ: первый – для королевы Ингеборг, супруги Филиппа Августа, а остальные два – для короля Людовика IX Святого. М

иниатюры Псалтири Ингеборг относятся к переходному периоду и сочетают в себе элементы и романского, и готического стилей. Однако уже здесь налицо те особенности, которые станут характерными для готической парижской школы иллюминирования: золотые фоны, характерная трехцветная палитра, вытянутые и изящные, даже несколько манерные, силуэты персонажей. То же мы видим в Морализованной Библии и в Псалтири Людовика Святого.

Во многих случаях работа над иллюстрацией была делом рук не одного мастера и даже чем-то напоминала конвейер.

Интересно, что если в начале XIII в. миниатюра находилась под влиянием таких видов искусства, как витраж или эмали, и зачастую копировала их колорит или композиционные решения, то во второй половине века именно миниатюра вырвалась в художественный авангард, и другие виды декоративно-прикладного искусства, в свою очередь, черпали в ней вдохновение. К концу века краски парижских миниатюр стали светлее, а к XIV веку известнейший иллюминатор Жан Пюссель даже начинал выполнять иллюстрации в технике гризайли.

В начале XIII века в парижских рукописях царствовал историзованный инициал, а миниатюра встречалась редко, но к концу века ситуация изменилась в противоположную сторону. Миниатюра разрасталась, иногда занимая по целой странице манускрипта и достигая сотен живописных рисунков.

Бог как архитектор, фронтиспис Морализованной Библии , около 1250г. Австрийская Национальная Библиотека. Источник: wikimedia.org
Бог как архитектор, фронтиспис Морализованной Библии , около 1250г.
Австрийская Национальная Библиотека. Источник: wikimedia.org

Как же происходил процесс создания историзованных инициалов и миниатюр? Во многих случаях (особенно в середине и в конце века) работа над иллюстрацией была делом рук не одного мастера и даже чем-то напоминала конвейер. Сначала главный художник, возможно, глава мастерской, решал, каков будет вид иллюстраций. Он определял формат изображений, композицию и их расположение на странице, оставляя пояснения для художников-исполнителей.

Следующий этап –  рисовальщик делал эскиз, разрабатывал рисунок, затем иллюминатор его раскрашивал минеральными и растительными красками, а позолотчик очень аккуратно накладывал тонкие золотые листы на пергамент (при этом каждый раз ему приходилось задерживать дыхание, чтобы не испортить результаты своего труда). Наконец рукопись снова попадала к главному мастеру, который обводил иллюстрации чернилами и исправлял некоторые недостатки. Так можно было проиллюстрировать книгу очень быстро, что было весьма важно в условиях увеличивающегося спроса на новые книги.

Эта система, успешно использующаяся в больших парижских ателье, обслуживающих массового читателя, конечно, не была единственной. Продолжали существовать монастырские мастерские: в них рукопись зачастую создавали два человека – писец и иллюминатор.  Понятно, что по быстроте выполнения работ и их объему такие мастерские не могли конкурировать с городскими ремесленными ателье. Наряду со светскими и монастырскими мастерскими книги иллюстрировали и мастера-одиночки. Это был случай наиболее редкий, касающийся самых выдающихся художников своего времени, которые поступали на службу к королю или к герцогу, чтобы иллюстрировать рукописи только для него. Именно они и создавали наиболее пышные и роскошные манускрипты своего времени и задавали вектор развития всему искусству готической иллюстрации.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью