Облигации федерального займа: доверять государству или нет?

доступны новые облигации федерального займа
pexels.com (CC0 1.0)

С апреля населению станут доступны новые облигации федерального займа. Покупать или нет? Чем больше финансовых инструментов доступно населению, тем шире возможности сбережений. Но государство Российское столько раз разыгрывало спектакль «Деньги ваши стали наши», что недоверие к нему — генетический факт. И появление новых облигаций федерального займа вряд ли вызовет ажиотаж.


Ждать ли подвоха с облигациями федерального займа?

«Что Вы думаете об облигациях федерального займа?» — пытал, допрашивал меня по сотовой связи приятный мужской голос. В смысле: ждать ли народу подвоха от государства на этот раз или обойдется? А еще допытывался: это облигации федерального займа как при советской власти или, напротив, современное изобретение? На этот счёт я бы и сам рассказать смог.

США нам пример: эталон облигаций федерального займа

В идее облигаций федерального займа для населения ничего порочного нет. Вот наш лучший друг, США, если совсем коротко, выпускает казначейские ноты (treasury notes), которые являются государственными облигациями США и выпускаются на срок до 10 лет при номинале от 1000 долларов. Если срок более 10 лет — эти бумаги называются казначейскими облигациями. Они считаются минимально рисковыми и эталонными практически во всем мире.

Стодолларовая банкнота 1890 года с портретом David Farragut.
Стодолларовая банкнота 1890 года с портретом David Farragut. Источник: wikipedia.org

Суть советских облигаций федерального займа: отъем денег

Что же у нас? Откуда страх и недоверие к облигациям федерального займа? Понятно, есть горький опыт. История выпусков финансовых бумаг в СССР всегда была связана с необходимостью решать тяжелые задачи: сначала надо было страну привести в порядок после Гражданской войны (1922–1927 гг.). Потом то враги внутренние, то враги внешние, то индустриализация — опять деньги нужны (1927–1941 гг.). Потом война и послевоенное восстановление (1942–1946 и 1946–1957 гг.). А потом просто деньги нужны были (1957–1989 гг.). Нельзя сказать, что СССР по облигациям ничего не платил — не всегда, но платил, и врать здесь не нужно. Важно вот что: это были не облигации, или, точнее, не всегда облигации. Иногда это просто был способ отъема денег у населения. Так, примерно до 1957 г. выкуп облигаций был принудительным. И уже по этому обстоятельству нынешние облигации — совсем не такие, как были при советской власти.

Вопрос-то, на самом деле, в доверии к государству.

Победить государство в суде

Кто заставляет покупать теперешние облигации федерального займа? Твои деньги, читатель, тебе и решать… Но готовься в случае чего свои деньги защищать. В 2007 г. житель города Шуя Ивановской области Юрий Лобанов, родившийся в 1938 г., выступая в Европейском суде по правам человека в качестве истца по делу «Юрий Лобанов против Российской Федерации», победил родное государство, которое обязали выплатить отважному победителю 37 150 евро, включая компенсацию за моральный ущерб, за его облигации 1982 г. выпуска. Как успел заметить читатель, между господином Лобановым и государством абсолютно равноправные отношения. Я у тебя, государство, финансовое обязательство приобрел? Приобрел. Ты, государство, мне, человеку и гражданину, деньги не отдало по-хорошему? Не отдало. Так отдашь по решению суда.

Молодец, мужик! А нам-то кто мешает?

Стоит ли покупать облигации
Champion studio / shutterstock.com

В чём подвох?

Теперь еще вопрос: ждать ли от государства подвоха? Да зачем ему это нужно… Во-первых, доходность разумная. В среднем за три года 8,5% годовых пока не дают оснований говорить о высоких рисках: это чуть выше, чем доходность банковских депозитов. Во-вторых, Герман Греф (!) и Антон Силуанов (!) собираются покупать облигации, и ты, читатель, купив их, можешь оказаться причастным к великим. В-третьих, гарантии по банковским депозитам ограничиваются суммой в 1 400 000 руб., а по этим облигациям, как обещает Министерство финансов, можно получить всю сумму. В-четвертых, по той информации, которая есть, облигации федерального займа для физических лиц 2017 г. — способ сбережения при размещении средств на достаточно длительный срок — три года. С увеличением срока инвестирования доходность облигаций растет.

По всему выходит вроде бы: не страшнее, чем в банк на депозит… Да и продавать облигации будут уполномоченные банки. Банкам, конечно, комиссию платить будем, но это так же справедливо, как торговая наценка в булочной. Только товар другой.

Развивать институт доверия

Вопрос-то, на самом деле, в доверии к государству. При советской власти вопрос доверия к нему даже не обсуждался, о чем вы говорите! Государство положено было любить безоглядно и без сомнений во взаимности. Вот отсюда-то ноги и растут: уже почти 30 лет прошло с тех пор, а все по генетической привычке любви от государства хочется.

Но неформальным институтом рыночной экономики является вовсе не любовь, а доверие. Институт доверия основоположники институциональной экономики Д. Норт и А. Дензао считали фундаментом общих моделей мышления: члены одного общества в общении друг с другом придерживаются одних и тех же ценностей, основываясь на общей истории, традициях, образе мыслей и суждений. Так возникают негласные нормы. Одной из негласных норм за эти почти 30 лет стало недоверие к государству и, соответственно, к его финансовым инструментам.

Немного психологии в финансовой науке

Есть вот такая версия: много лет назад большинство людей совершенно искренне любили свою страну. А потом одряхлевшее государство ее, любимую, уничтожило. И на долгие годы любить стало некого. Депривация, понимаете ли. Материнская депривация — это процесс, при котором человек страдает по причине отрыва от матери-родины. Следствием этого является утрата доверия к ней.

И вот мы, как детдомовские дети, с недоверием всматриваемся в государство: как оно? Что оно? Навсегда ли? Не будем ли мы снова скулить, как выброшенные на улицу щенки? Слишком много потрясений за неполных сто лет. Нет стабильности — нет доверия, переоценка рисков и склонность к политико-экономическому пессимизму.

Так что если не случится какой беды в жизни государства — почему бы государству и не расплатиться по обязательствам? Не будет беды в стране — будем и мы сами, будут нам и деньги наши.

А если удастся стране прожить без бед и потрясений лет сто хотя бы — станут и российские государственные облигации минимально рисковыми и эталонными практически во всем мире…

Да будет так.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью