О финансах в искусстве и для искусства

источники финансирования искусства
Brian A Jackson / shutterstock.com

Начиная цикл статей о санкт-петербургской школе дизайна, я бы хотел затронуть не всегда любимую, но всегда актуальную тему источников финансирования искусства и подготовки специалистов этой сферы. В общем курсе истории искусств об этом говорится только вскользь и основной упор идет на личность автора или на характерные особенности искусства того или иного периода.


 

Истории известно немало героических творческих личностей, которые шли к своей цели вопреки всем обстоятельствам, однако в большинстве случаев ни одна масштабная творческая идея не смогла бы реализоваться без того, чтобы кто-то просто взял и дал большую сумму денег. Казалось бы, что может быть проще? А Вы бы это смогли сделать?

«Конечно, да!» – ответит каждый уважающий себя мыслящий человек и зачастую чуть тише добавит: «Если бы у меня были эти деньги и они были бы для меня лишними…»  В действительности, хорошо обеспеченная часть населения поддерживает искусство и дизайн, в частности, покупая себе высокотехнологичные гаджеты, авторские драгоценности, наряды от известных кутюрье или мировых брендов, возводя коттеджи, дворцы и загородные виллы, открывая гостиницы, рестораны, клубы…

Именно благодаря им выживает и всегда выживало большинство представителей творческих профессий. И для них это не «буржуи» и «воры проклятые», а дорогие и любимые заказчики, благодаря которым они могут жить и содержать свои семьи. Как говорит известный отечественный дизайнер Сергей Хельмянов: «Дизайн – это  игрушки для богатых». В принципе, это можно сказать практически о любом виде искусства, в который необходимы большие вложения.

Люди с большими капиталами с самого начала играли важную роль в формировании фундамента отечественной художественно-промышленной школы.

Конечно, дизайнеры генерируют концепты изделий не только для элиты, но и для масс, удовлетворяя общественный спрос на удобные, красивые и недорогие вещи. Кто бы ни был заказчиком или целевой группой для той или иной дизайн-разработки, сами дизайнеры-профессионалы не появляются сами по себе. Этому учатся и этому учат. Подготовка дизайнеров для «постоянно возрождающейся» отечественной промышленности – это всегда особенно актуальная тема.

Основные профильные художественные учебные заведения, ставшие впоследствии фундаментом для всего отечественного дизайна, зародились в России еще в XIX веке. И их создавало не государство, а конкретные люди, вкладывающие в это дело не только душу и сердце, но и материальные ресурсы.

Граф Сергей Григорьевич Строганов (1794-1882). С.П.Юшков
Граф Сергей Григорьевич Строганов (1794-1882). С.П.Юшков. Источник: Wikimedia.org

Для Москвы таким благодетелем стал граф Сергей Григорьевич Строганов, вошедший в историю как русский государственный деятель, археолог, меценат, коллекционер, московский генерал-губернатор…

31 октября 1825 года он учредил первую в России рисовальную школу – «Школу рисования в отношении к искусствам и ремеслам». Она была бесплатной и открытой для всех талантливых детей независимо от их сословного происхождения. В 1843 году Строганов передал школу Москве, и она стала государственным учебным заведением. Сейчас это Московская государственная художественно-промышленная академия имени С. Г. Строганова.

Портрет Александра Штиглица (1814–1884)
Портрет Александра Штиглица (1814–1884). Источник: Wikimedia.org

Для Санкт-Петербурга таким же человеком стал барон Александр Людвигович Штиглиц. Вдохновленный примером создания в 1850-х годах в стенах Кенсингтонского музея образцов художественно-промышленного производства и основанной при нем художественно-промышленной школы, он передал в министерство финансов пожертвование на открытие и содержание в Петербурге Училища технического рисования. Сумма по тем временам была беспрецедентная – один миллион серебром.

Нужно понимать, что А.Л. Штиглиц был не просто вдохновленным меценатом. Он являлся одним из видных общественных деятелей, финансистом, промышленником и патриотом.  Барон прекрасно понимал, что русской промышленности остро необходимы художники с высоким уровнем подготовки, которые бы смогли обеспечить высокую конкурентоспособность отечественных товаров на мировом рынке. Училище, основанное в 1876 году, открылось 29 января 1881 года. Сейчас это Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия им. А.Л. Штиглица.

Как можно убедиться на примере этих двух ярких исторических личностей, люди с большими капиталами с самого начала играли важную роль в формировании фундамента отечественной художественно-промышленной школы. И делали они это не из каких-то узких корыстных соображений, а потому, что любили свою родину и хотели внести свой вклад в ее процветание. И важно отметить, что это были не какие-то единичные случаи, а была своего рода мода на меценатство.

Например, барон А.Л. Штиглиц настолько обожал свое детище, Училище технического рисования, что незадолго до смерти завещал учебному заведению колоссальную по тем временам сумму 9 690 642,32 рубля, на современные деньги это около 13 миллиардов. Его посыл звучал следующим образом: «для пользы развития художественной стороны отечественной промышленности». Это пожертвование сделало Центральное училище технического рисования (ЦУТР) самым состоятельным учебным заведением России тех лет.

На этом фоне очень странным и наивным выглядит современный общегосударственный тренд, когда в вузы приходят чиновники и говорят, что учебные заведения должны зарабатывать сами. С каждым годом они все больше сокращают государственное финансирование, что приводит  к сокращению штата преподавателей, со всеми вытекающими из этого последствиями. По большому счету, ни одно крупное учебное заведение до сих пор не может обойтись без значительного государственного финансирования да и без мецената-покровителя тоже. Когда у вуза есть и то, и другое – это и есть залог его «эффективности».

Высокий уровень науки, искусства и, как следствие, производства в стране формируется «благодаря», а не «вопреки». И здесь снова вспоминаются слова А.Л. Штиглица, которые он написал в своем дневнике за год до создания ЦУТР: «Россия будет счастлива, если купцы будут жертвовать деньги на ученье и учебные цели без надежды получить медаль на шею…» Даже сто лет назад люди понимали, что учебный процесс, наука, искусство и бизнес – это связанные между собой части одного целого, которые служат друг другу, но не всегда являются одним и тем же.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью