Дролери на полях французских средневековых рукописей

Дролери, деталь из Heures d'Engelbert de Nassau. Мастер Марии Бургундской. Ок. 1475-1480
Дролери, деталь из Heures d'Engelbert de Nassau. Мастер Марии Бургундской. Ок. 1475-1480 Wikimedia.org

Не каждый знаком с термином «дролери» (в переводе с французского языка — «чудачество»), но каждый, кто когда-либо имел удовольствие рассматривать иллюстрации средневековых книг, обращал внимание на маленькие шутливые рисунки на их полях. Выполненные в свободной манере, они пользовались особенной любовью своих создателей, первых читателей и продолжают приковывать восхищенные взгляды по сей день.


 

Дролери начали появляться на полях западноевропейских рукописей (изначально французских — отсюда и происхождение термина) в конце XIII столетия. Готическая традиция декорирования рукописей, в своем классическом варианте сложившаяся в начале XIII в., предусматривала много свободного пространства на полях книг. Сначала на чистое пространство начал покушаться инициал — нарядная и укрупненная заглавная буква. Она стала увеличиваться в размерах, дополняться небольшими миниатюрами и завитками, из которых постепенно вырастала рамка из растительного орнамента — листьев и стеблей винограда или плюща, столь любимого парижскими мастерами. Именно эта окантовка для миниатюр и инициалов и стала домом для первых дролери — так на полях рукописей появились обезьянки, пародирующие человека, сцены охоты и шутливых рыцарских турниров среди животных.

Не все дролери проникнуты шутливым настроением, есть также большое количество фантастических (например, плюющиеся пламенем драконы или скачущие единороги) или просто жанровых изображений (крестьяне за возделыванием земли или ремесленники за работой).

Интересно, что первые дролери представляли собой скопированные из бестиариев картинки, где уже присутствовала тщательно разработанная иконография (система изображения) различных животных, и лишь через несколько десятилетий художники начали выдумывать новые варианты рисунков.

 

Лица-чтица в монашеском уборе. ок. 1460
Лица-чтица в монашеском уборе. ок. 1460
Утрехтский Часослов. Мастер Катарины Клеве. иллюстратор Lieven van Lathem.
Wikimedia.org

В конце Средних веков дролери получили огромную популярность и порой привлекали внимание читателя больше, чем яркие миниатюры или богато украшенные инициалы. А сами художники настолько погрузились в выдумывание различных фантазийных сценок, что исследователи даже назвали их занятие «фантазийным спортом».

Чем же эти небольшие изображения столь ценны, что их зачастую избирают объектом отдельного научного исследования? Попробуем ответить. Наверное, больше всего они восхищают свободной манерой, удивительной для времен жесткой традиции, принуждающей художников придерживаться условности готического стиля. Дролери же с их беззаботными сценками кажутся вне изобразительного канона. Отчего же им это прощалось?

Возможно, вследствие малых размеров, возможно, вследствие их несерьезности, ведь на полях никогда не изображали важные для содержания книги иллюстрации. Да что и говорить, тема дролери никогда не совпадала с содержанием той или иной рукописи, и в этом также присутствовала определенная свобода. Никто не диктовал художнику, что и каким образом изображать, и пространство на полях рукописей позволяло ему проявить себя вволю. На полях одной книги дролери могли соединяться в целые циклы и беззаботно перескакивать со страницы на страницу, не отягощая себя ни глубоким философским, ни иконографическим содержанием.

Роскошный часослов Метца. ок . 1300г. (страница 95).
Роскошный часослов Метца. ок . 1300г. (страница 95).
Wikimedia.org

Однако смысл у этих плодов неистощимой фантазии художника имелся, причем как смысловой, так и функциональный. Например, в ученых кругах есть мнение, что дролери могли служить разделителями текста, поскольку нумерации страниц в готических книгах не было. Яркие и забавные рисунки хорошо запоминались и помогали быстро находить нужную главу. Мы и сегодня нередко ориентируемся в книгах по расположению их иллюстраций, не правда ли?

Конечно, в дролери, как и в подавляющем большинстве изображений времен Средневековья, присутствовал символический подтекст — они изобиловали аллегориями, иносказаниями. Например, обезьяна, нечистое животное, пытающееся сымитировать деятельность человека, напоминала о том, что тот создан по образу Господа, а не дьявола.

Некоторые изображения связаны со страхами, которые человек того времени пытался высмеять, либо с пародиями на бренность существования (помните знаменитый сюжет Пляски смерти?).

Но правильно расшифровать смысл той или иной дролери представляется возможным далеко не всегда.

К примеру, что означают рисунки полулюдей-полузверей, часто встречающиеся на страницах готических манускриптов? Неужели в Средние века верили, что такие существа и в самом деле живут на земле? Ведь, как мы знаем, по представлениям людей того времени, на краю их плоского мира жили великаны и люди о собачьих головах. Или всему виной только разыгравшееся воображение художника, который рисовал человекообразных монстров просто ради собственного развлечения? А может быть, есть третья причина? Исследователи продолжают об этом спорить, и, как вы можете догадаться, далеко не все иллюстрации средневековых книг разгаданы. Может быть, что-то предстоит выяснить и вам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью